Право на справедливость

Последний маникюр киллера-велосипедиста

Отношения России и Германии традиционно считаются дружественными — несмотря на идеологические противоречия, страны тесно сотрудничают в экономической и культурной сферах. Однако события, произошедшие осенью прошлого года, рисковали омрачить российско-германское партнерство: среди бела дня в центре Берлина киллер на велосипеде застрелил гражданина Грузии чеченского происхождения Зелимхана Хангошвили (Торнике Кавтарашвили). По горячим следам полиция задержала россиянина Вадима Красикова, при этом многочисленные улики указывали на причастность российских спецслужб к организации преступления. Хотя немецкие власти на официальном уровне осудили участие российских силовиков в подготовке убийства, серьезных мер и ужесточения санкций в отношении России так и не последовало — Германия ограничилась высылкой из страны двух сотрудников посольства РФ. 

С сентября 2019 года Центр «Досье» совместно с изданием Der Spiegel пристально следит за развитием этой истории, которую немецкая прокуратура сравнивает с покушением на бывшего сотрудника ГРУ Сергея Скрипаля в Солсбери в марте 2018 года. Ранее расследование «Досье» в кооперации с Der Spiegel, Bellingcat и The Insider выявило, что задержанный в Берлине за убийство Вадим Николаевич Красиков (скрывавшийся под вымышленным именем «Вадим Андреевич Соколов») находился в тесном контакте с ветеранами бывшей группы спецназа «Вымпел» ФСБ и, по всей видимости, мог пользоваться поддержкой российских спецслужб при подготовке и совершении преступления. 

7 октября 2020 года, спустя почти год следствия, дело об убийстве Хангошвили начал рассматривать немецкий суд. Центр «Досье» изучил официальные материалы прокуратуры ФРГ. Как показывают документы, немецкие правоохранители считают, что обвиняемый Вадим Красиков убил Зелимхана Хангошвили по заказу российских властей — никакого другого мотива обнаружить не удалось. По мнению следствия, этот инцидент «может способствовать распространению атмосферы страха и запугивания среди тех, кто в Федеративной Республике Германии ищет защиты от внутренних конфликтов, таким образом, он имеет значение для всего государства». 

На первом же допросе после задержания 23 августа 2019 года Красиков заявил, что намерен воспользоваться своим правом на отказ от дачи показаний, и на протяжении всего времени следствия хранил молчание. При этом, как стало известно Центру «Досье», его дважды посещали представители посольства РФ в Германии. Первая встреча состоялась в 2019 году — на ней присутствовали атташе Илья Классен и вице-консул России в Мюнхене Виталий Стицун. Вторая произошла в июне этого года — на этот раз Стицуна сопровождал дипломат Владимир Чечин. Интересно, что Стицун числился на спецучете МВД за кражу.

На первом судебном заседании адвокат обвиняемого настаивал, что настоящее имя его подзащитного – Вадим Соколов, а Вадим Красиков ему не знаком. Из материалов дела известно, что подсудимый отрицал обвинение в убийстве и утверждал, что приехал в Берлин из Варшавы 22 августа 2019 года, а в день преступления гулял по городу пешком и катался на электрическом скутере. На вопрос о том, как он оказался на месте задержания (в кустах возле реки Шпрее, в которую были сброшены одежда, велосипед и пистолет убийцы), Красиков ответил, что «зашёл помочиться». Предоставить более подробную информацию следствию он отказался, сославшись на предполагаемую связь с замужней женщиной, имя которой он не хотел упоминать.

Центр «Досье» выяснил, что в деле действительно была замешана замужняя женщина (хотя вряд ли именно ее имел в виду Красиков), однако о ней мы расскажем чуть позже — сначала обратимся к показаниям других свидетелей и ранее неизвестным обстоятельствам, которые удалось установить правоохранительным органам ФРГ. 

Личность Вадима Красикова

Почти сразу после задержания обвиняемого, который тогда представлялся Вадимом Соколовым, стало очевидно, что он не тот, за кого себя выдает. В предыдущем расследовании Центр «Досье» подробно рассказывал о несоответствиях в «легенде» велосипедиста: хотя его документы были выданы в официальном порядке, первые упоминания о человеке с такими ФИО и датой рождения в российских государственных базах данных появились лишь незадолго до роковой поездки в Берлин. Получив первый за 48 лет своей жизни паспорт, «Вадим Соколов» подал документы на шенгенскую визу и вскоре отправился в Европу — при этом в базах нет ни одного упоминания о его загранпаспорте и о пересечении им российской границы. 

Немецкое следствие полагает, что создание фальшивой личности Вадима Соколова и удаление данных о Красикове не могли осуществиться без непосредственной государственной поддержки. В частности, выяснилось, что из баз были удалены некоторые сведения о Красикове — например, информация о том, что в 2014 году Россия объявила его в розыск по линии Интерпола по подозрению в убийстве бизнесмена Альберта Назранова в Москве. 

Опираясь на косвенные доказательства, Федеральная служба уголовной полиции Германии приходит к выводу, что «Вадим Николаевич Красиков» — это реально существующая личность. Например, было установлено, что в 2016 году Валентина Павловна Балашова (Красикова) разместила на официальном сайте «Жди меня» объявление о поиске своего двоюродного брата, указав ФИО и данные о месте и дате рождения, совпадающие с паспортными данными обвиняемого. 

Семья Красикова

12 декабря 1989 года Красиков женился на Татьяне Ивановне Парамоновой (Красиковой, род. 1966 года в с. Тыгда Магдагачинского района Амурской области), с которой у него двое детей: Максим Вадимович Красиков (род. 1985 года) и Кристина Антанян (урожденная Красикова, род. 1988 года). Брак был расторгнут 27 января 2004 года.

Источник: Instagram

В 2010 году Красиков женился во второй раз — на Екатерине Александровне Красиковой (девичья фамилия Лычева, род. в 1985 года в г. Харькове). Хотя, по информации немецкого следствия, брак был зарегистрирован в Нагатинском ЗАГСе Москвы, в едином государственном реестре записей актов гражданского состояния никаких сведений об этом нет. Кроме того, не удается проверить последние четыре регистрационных адреса Красикова. Три из них не отображаются в базах данных. При этом упоминания супругов все-таки можно обнаружить в оффлайн-базе, которая не обновлялась с 2013 года: в ней указано, что Красиковы действительно жили по четвертому адресу в 2011–2012 годах (Москва, Ленинский район, пос. Развилка). Почему эта информация была удалена из актуальных баз, остается загадкой. 

В материалах уголовного дела значится, что в 2013 году у Красиковых родилась дочь. Семья проживает в Москве, все имущество зарегистрировано на жену обвиняемого: Екатерина Красикова имеет несколько счетов в Сбербанке и владеет как минимум одним объектом недвижимости (квартира в Московской области, г. Красногорск, с. Глухово, ул. Рублевское предместье; ранее была продана квартира в г. Москве, п. Внуковское). Красикова также участвует в проекте строительства недвижимости на земельном участке в Московской области, Ленинский район, д. Пыхтино, Внуковское поселение (участок 6/1 стоимостью более 2,4 млрд рублей).

Убийство Юрия Козлова

Одним из вкладчиков проекта, наряду с Екатериной Красиковой, значится Владимир Викторович Фоменко (род. в 1976 году), который был задержан вместе с Вадимом Красиковым в 2014 году по делу об убийстве, совершенном 4 апреля 2007 года в г. Костомукше (Республика Карелия). Трое человек расстреляли местного политика и бизнесмена Юрия Козлова, когда он выходил из машины возле своего дома. Убив предпринимателя, преступники отправились к реке, чтобы выбросить улики, и попались на глаза свидетелям. Несмотря на это, им удавалось оставаться на свободе следующие семь лет — пока Красикова не задержали по подозрению в еще одном убийстве, на этот раз бизнесмена Альберта Назранова в Москве.

Напарник Красикова и бизнес-партнер его жены Владимир Фоменко — отставной спецназовец спецподразделения ФСБ «Вымпел», награжденный высокими знаками воинского отличия (в частности, орденом «За отвагу» (грамота от 30 марта 2009 г.), орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени с мечами (грамота 16 марта 2012 г.); медалью «За отвагу» (грамота от 23 апреля 2010 г.); медалью Суворова (грамота от 23 декабря 2000 г.); почетным знаком «За отвагу» по приказу директора ФСБ; юбилейным знаком «30 лет группе Вымпел»; получил в награду от президента Кыргызстана пистолет «Глок-100». 

Фоменко прописан в Москве и является акционером ООО «Частная охранная компания ТАВРИДА-ЩИТ» в Крыму. О том, что Красиков и Фоменко поддерживали связь, свидетельствуют данные об авиаперелетах (например, они вместе летали из Москвы в Бишкек 30 ноября 2012 года и обратно 2 декабря 2012 года). 

Третий подозреваемый, задержанный по делу об убийстве Козлова, — Олег Владимирович Иванов (род. в 1976 году). В 2003 году он проживал в Балашихе, где расположен Центр специальных операций ФСБ (ЦСН, войсковая часть 35690), в 2015 году получил удостоверение ветерана ФСБ. В том же году расследование в отношении Иванова и Фоменко было приостановлено из-за отсутствия доказательств их причастности к этому преступлению. Статус Красикова по делу об убийстве Козлова неизвестен.

Как уже упоминалось выше, в отношении Красикова велось расследование по еще одному уголовному делу — убийству бизнесмена из Кабардино-Балкарии Альберта Назранова, который был застрелен велосипедистом в Москве утром 19 июня 2013 года перед входом в дом на улице Толбухина, 12. На видеозаписи с камеры наблюдения, опубликованной изданием LifeNews, видно, что убийца подъехал к Назранову на горном велосипеде. Назранов оттолкнул нападавшего и попытался бежать, однако был убит как минимум двумя выстрелами в верхнюю часть туловища и голову. Разбирательство по этому делу в отношении Красикова было прекращено за отсутствием доказательств его вины, и 3 июля 2015 года он был исключен из розыска Интерпола.

Ровно два месяца спустя, 3 сентября 2015 года, в российских базах появилось первое упоминание Вадима Соколова — в этот день ему выдали российский паспорт. «Это совпадение во времени является еще одним свидетельством идентичности личностей Красикова и Соколова. Оно позволяет сделать вывод о том, что создание новой личности Соколова Вадима Андреевича было призвано устранить не только признаки возможного преступного прошлого Красикова Вадима Николаевича, но и информацию о его возможных сообщниках», — отмечается в материалах расследования правоохранительных органов Германии.

Следует также добавить, что убийство Назранова во многом похоже на преступление в Берлине: в обоих случаях киллер напал на жертву в публичном месте, прибыл и скрылся на велосипеде, стрелял в туловище и голову, а также использовал пистолет с глушителем. Параллели с убийством Хангошвили можно проследить и в случае с Юрием Козловым: бизнесмен также был убит выстрелами в верхнюю часть тела и голову, после чего преступники, как и в Берлине, избавились от улик, бросив их в реку.

Связь Красикова с МВД РФ

Впервые обвиняемый в убийстве Зелимхана Хангошвили получил внутренний паспорт СССР на имя Вадима Красикова 16 декабря 1992 года в возрасте 27 лет. Это могло произойти в случае, если до этого времени он был военнослужащим и использовал военное удостоверение личности. Выяснить, где мог служить Красиков, не удалось, однако следственные органы ФРГ рассматривают версии о его принадлежности к спецназу ФСБ («Вымпел») или МВД РФ («Витязь» или СОБР «Рысь»). 

На связь Красикова со спецназом МВД могут указывать следующие обстоятельства:

1) Вторая жена Вадима Красикова Екатерина является соучредителем (50%) ООО «ОСТИНА». Генеральный директор фирмы Александр Ярославович Кузьмин ранее работал в частной охранной компании «Группа Витязь-1», в которой числятся ветераны спецназа МВД. Руководителем этой компании значится Герой Российской Федерации Сергей Иванович Лысюк; в свое время он был командиром спецназа «Витязь», а также временно возглавлял подразделение «Вега». 

2) Из материалов уголовного дела стало известно, что после задержания Красикова в Берлине 3 сентября 2019 года с его женой связался некий Максим Баженов. На фотографиях, опубликованных в социальных сетях, Баженов запечатлен вместе с Лысюком.

3) Сын обвиняемого от первого брака (Максим Красиков) 10 мая 2018 года опубликовал в своем Instagram-аккаунте памятную медаль к 40-летию спецназа «Витязь».

Источник: Instagram

4) На левом плече Вадима Красикова есть татуировка с головой рыси, напоминающая эмблему специального отряда быстрого реагирования «Рысь».

Следует отметить, что версия о сотрудничестве Красикова с МВД не исключает его возможной причастности к спецназу ФСБ «Вымпел»: в 1990-х годах «Вымпел» некоторое время находился в подчинении МВД РФ. 

Еще одним косвенным признаком, указывающим на связь Красикова со спецслужбами, немецкие правоохранительные органы считают его трудоустройство в ЗАО «РУСТ». Как рассказывал Центр «Досье» в предыдущем расследовании, эта фирма тесно связана с ФСБ и Министерством обороны, а Красиков был трудоустроен в ней, судя по всему, фиктивно — хотя формально его приняли на работу в конце 2017 года, вплоть до середины 2019-го у него не было даже индивидуального номера налогоплательщика, без которого невозможно официальное начисление зарплаты.

В материалах дела утверждается: использование ЗАО «РУСТ» номера факса, присвоенного двум компаниям, аффилированным с Минобороны, и тот факт, что ЗАО «РУСТ» в прошлом осуществляло свою хозяйственную деятельность исключительно для государственных заказчиков (и, прежде всего, для ФСБ), являются важными подтверждениями того, что компания на самом деле служит прикрытием для лиц, направляемых за рубеж по поручению государства. В пользу этого свидетельствует и тот факт, что ЗАО «РУСТ» указывал в качестве места работы и другой возможный соучастник убийства Хангошвили — он известен как Роман Давыдов, однако СМИ предполагают, что эта личность также может быть фальшивой и его реальная фамилия — Демьянченко.

Роман Давыдов

До сих пор не удалось выяснить, имеет ли Давыдов непосредственное отношение к организации убийства в Берлине — расследование против него еще продолжается. Известно, что Роман Давыдов въехал в Польшу из Беларуси 3 августа 2019 года в 13:42 и покинул страну 7 августа 2019 года в 11:14 — за несколько дней до того, как из Польши в Берлин прибыл Красиков. Давыдов перемещался на автомобиле Infiniti c регистрационным номером M560BC7**.

Согласно разведывательному рапорту чешских властей, Давыдов, используя фамилию Николаев, подал заявку на получение шенгенской визы 14 июля 2015 года. В те же дни заявки на визу подавали другие граждане России, причем у некоторых из них оказались чрезвычайно похожие номера и сроки действия паспортов. Все подозрительные заявки на визу были поданы в Москве.

ИмяНИКОЛАЕВ РоманАНИСИМОВ ЮрийСМИРНОВ АлександрЗАЙЦЕВ ИгорьМИТРАКОВ АндрейДАЕВСКИЙ Александр
Дата рождения22.12.198001.03.196420.12.196116.07.197222.08.197215.07.1972
Номер паспорта Российской Федерации651895499651895496651895477651895483651895497651895493
Срок действия паспорта23.03.2010-23.03.202020.03.2010-20.03.202017.03.2010-17.03.202019.03.2010-19.03.202023.03.2010-23.03.2020 20.03.2010-20.03.2020
Дата подачи заявления14.07.201513.07.201514.07.201513.07.201513.07.201513.07.2015

Имена двоих из них — Анисимова и Смирнова — появились в СМИ несколько месяцев спустя в связи с убийством 1 ноября 2015 года в Стамбуле гражданина Чечни Абдулвахида Эдельгириева, которого ФСБ в письме от 13 июля 2012 года отнесла к террористической организации «Имарат Кавказ», как и Зелимхана Хангошвили. Анисимова и Смирнова обвиняли в слежке за будущей жертвой..

Обстоятельства подготовки и совершения преступления

Следственные органы ФРГ считают, что убийство в Берлине было организовано профессионально. Вадим Красиков использовал перчатки, чтобы не оставить следов на пистолете, изменил свой внешний вид и пытался избавиться от орудия убийства и других улик сразу после совершения преступления, а также тщательно спланировал свой отъезд из Берлина.

18 июля 2019 года в УМВД Брянска Красиков получил загранпаспорт старого образца на имя Вадима Соколова. Это стало первым известным на сегодняшний день этапом подготовки к убийству Зелимхана Хангошвили в Берлине. 

25 июля 2019 года на официальном сайте для подачи заявления на французскую визу была заполнена анкета на имя Вадима Соколова. Одновременно были забронированы гостиница в Париже и авиабилет из Санкт-Петербурга в Париж с обратным рейсом на период с 10 по 17 августа 2019 года. Судя по всему, это нужно было только для обоснования заявки на визу — бронированиями Красиков так и не воспользовался. 26 июля 2019 года Красиков под собственным именем на один день прилетел из Москвы в Санкт-Петербург — предположительно, чтобы подать документы через местное визовое агентство. В тот же день во французской визовой системе были зарегистрированы его отпечатки пальцев. По неизвестной причине 29 июля 2019 года в Генеральное консульство Франции в Москве было представлено еще одно заявление на визу для Вадима Соколова, на этот раз без подписи.

Правоохранительные органы ФРГ считают, что в планировании и подготовке преступления в России обвиняемому с начала 2019 года оказывали помощь ветераны спецназа «Вымпел». Данные телефонных переговоров, вошедшие в материалы дела, подтверждают, что обвиняемый находился в постоянном контакте с председателем ассоциации ветеранов спецназа «Вымпел» Эдуардом Бендерским и его сослуживцами Игорем Пешковым, Евгением Нургалиевым и Дмитрием Головиным как минимум с 25 февраля 2019 года.

Эдуард Бендерский — бывший офицер спецподразделения «Вымпел» ФСБ, с 1997 года руководитель охранной компании «Вымпел-А», расположенной в Москве. После окончания училища ВДВ в Рязани он проходил военную службу с 1991 по 1994 год в учебном центре группы «Вымпел». Сейчас он работает советником депутата Государственной думы РФ, однако какого именно — неизвестно (возможно, это единоросс Владимир Резник — он является совладельцем фонда «Клуб горных охотников», которым руководит Бендерский). Кроме того, с 2008 года он числится президентом благотворительной организации «Вымпел-Фонд», а до этого, с 2002 по 2008 год, возглавлял «Региональную общественную организацию ветеранов спецназа Вымпел». По сообщениям СМИ, Бендерский де-факто выступает в роли пресс-секретаря подразделения «В» ФСБ и занимается установлением неофициальных связей между Центром специальных операций государственной внутренней разведки ФСБ и частными охранными компаниями.

В материалах немецкого следствия значится, что в конце февраля 2019 года Красиков посетил офис ветеранской организации «Вымпел», а также различные ЧОПы, которыми управляют бывшие сотрудники спецподразделения. Один из номеров телефонов, с которым контактировал обвиняемый, принадлежит охранной компании «Вымпел-А» (Бобруйская улица, д. 1, г. Москва). По тому же адресу зарегистрированы фонд «Вымпел» и компания «В-Групп-Менеджмент» под управлением Бендерского.

Следователям удалось установить, что перемещения мобильного телефона, которым Красиков пользовался в России, совпадают с передвижениями автомобиля Infiniti Q50, арендованного человеком под псевдонимом Роман Давыдов.

2 июля 2019 года Красиков приехал на автомобиле из Москвы в Брянск на один день. Во время этой поездки ему поступило пять телефонных звонков и два сообщения от менеджера охранной компании «Вымпел А» и бывшего бойца спецназа «Вымпел» Алексея Тимохова. 3 июля 2019 года, возвращаясь в Москву, Красиков позвонил Бендерскому, трижды созванивался с Тимоховым и один раз разговаривал с женой. Кроме бывших спецназовцев и супруги, Красиков в эти дни ни с кем не общался. Немецкие следователи считают, что именно в эту поездку он подавал заявление о выдаче загранпаспорта в УМВД Брянска — сам паспорт был выдан около двух недель спустя, 18 июля. Содержание переговоров, а также роль Бендерского и Тимохова в подготовке преступления до сих пор не выяснены.

3 августа 2019 года Давыдов въехал в Шенгенскую зону из Москвы через Беларусь и пограничный переход в Кузнице (Польша) на арендованном Infiniti Q50. Он вернулся в Москву 7 августа 2019 года; конкретная цель его поездки неизвестна. С 10 по 15 августа 2019 года Давыдов посетил город Орехово-Зуево, где расположена тренировочная база ФСБ. Все время, пока Давыдов был в городе, телефон Красикова не работал и включался лишь на короткое время для приема отдельных звонков или сообщений. Вплоть до убийства Хангошвили 23 августа автомобиль Давыдова регулярно парковался по предполагаемому адресу проживания Красикова в Москве, а также возле штаб-квартиры и филиала охранной компании «Вымпел А», однако сразу после задержания Красикова машина перестала появляться в этих местах и в целом использовалась гораздо реже.

Все эти сведения позволяют немецким следователям сделать вывод о том, что Давыдов и Красиков общались в связи с подготовкой убийства. 

Париж

Вечером 17 августа 2019 года Красиков по документам на имя Вадима Соколова вылетел рейсом AF1745 компании Air France из московского аэропорта Шереметьево и в тот же день в 22:23 по местному времени приземлился в парижском аэропорту «Руасси — Шарль-де-Голль».

Во Франции Красиков остановился в гостинице AC Hotel by Marriott Paris Le Bourget Airport. 19 августа между 10:30 и 15:00 он совершил экскурсию по городу. Других подробностей о его пребывании в Париже в настоящее время нет. На следующий день около 13:00 он вылетел из аэропорта «Руасси — Шарль де Голль» в Варшаву рейсом AF 1346. 

Варшава

В 15:09 Красиков приземлился в столице Польши, где он забронировал номер в гостинице Novotel Centrum до 25 августа 2019 года через московское турагентство «Мики Трэвел». Примерно через полчаса он доехал до гостиницы на такси и попросил сотрудницу отеля организовать ему экскурсию по городу с гидом — причем обязательно женщиной. Свободных экскурсоводок не нашлось, и Красикову пришлось отправиться осматривать достопримечательности Варшавы с гидом Кристофом Андржеем Петрасиком (Krzysztof Andrzej Pietrasik) — за три часа они прогулялись по парку Лазенки, историческому Варшавскому гетто и Старому городу.

Всю первую половину следующего дня Красиков отдыхал в гостинице, а затем сходил на маникюр. Ему все же удалось найти гида женского пола — Наталью Романову. Впрочем, к ее услугам он обратился неохотно, пожаловавшись, что женщина уже не молода. В 16:00 Красиков и Романова отправились на экскурсию по Вилановскому дворцу, а затем поужинали в ресторане. Согласно показаниям Романовой, которая иногда сопровождает туры из Польши в Байкальский регион, обвиняемый притворился, что ничего не знает о Бурятии, хотя на самом деле провел там часть детства и впервые женился. В то же время он подробно рассказал об Иркутске, предполагаемом месте рождения Соколова, и заявил, что перед прибытием в Варшаву посетил Берлин. 

Центру «Досье» удалось ознакомиться с показаниями свидетелей, которые встречались с Красиковым в Варшаве. 

«Гостей должно было быть два. Так мне сказали в фирме. Когда я подошел к стойке регистрации гостиницы Novotel в Варшаве (ранее отель Forum), мне сказали, что есть одна русскоязычная особа, и что я должен немного подождать. <…> Турист был элегантно одетым мужчиной в возрасте около 50 лет (если правильно это определил), кажется, был в пиджаке. Я уже не могу точно вспомнить детали его одежды. <…> В первую очередь он поинтересовался о возможности обмена денег. Ничего мне не говорил, какие деньги и в каком количестве хотел обменять. Я отвел его к подземному переходу около гостиницы Novotel, под Дмовским Кольцом, где он сам зашел в помещение пункта обмена валюты и, наверное, разменял какие-нибудь деньги. Могу еще добавить, что в начале экскурсии турист спросил меня о возможности пообедать в каком-нибудь интересном месте в конце нашей экскурсии. Тогда турист сказал, что не вернется в гостиницу, а остановится где-нибудь на обед. Я должен был указать ему какое-нибудь интересное место, где он мог бы пообедать. По дороге я показывал ему такие места, но турист нигде не остановился на обед. Под конец экскурсии он решил вернуться в гостиницу, при этом он говорил, что у него неудобная или неподходящая обувь».

«[Ответ на вопрос следователя]: я встречала мужчину по имени и фамилии Вадим Соколов. Я встретила его в гостинице Novotel Warszawa Centrum, в которой я работаю на стойке регистрации и занимаюсь обслуживанием гостей. Это было в августе этого года [допрос был проведен 26 ноября 2019 года — «Досье»], в конце месяца, 21 августа, если я правильно помню.

Мужчина мне не представился, только сразу меня спросил, на русском языке, об экскурсии по Варшаве. Это должна была быть экскурсия в целом по Варшаве, мужчина не указал мест, которые особенно хотел бы увидеть. Также клиенту было важно, чтобы его гидом по Варшаве была женщина. 

Тогда позвонили из туристического бюро, и я узнала, что экскурсия сегодня возможна, но с гидом мужчиной, поскольку все гиды-женщины сегодня заняты. Русскоязычный клиент согласился. Когда я меняла в системе комнату клиента, узнала его данные — Вадим Соколов, гражданин России. Потом я его спрашивала, откуда именно, на что он ответил, что из Москвы.

[Ответ на вопрос следователя]: русскоязычный клиент выглядел как человек старше 40 лет, среднего роста, с хорошей внешностью, нормального телосложения. Мужчина имел ухоженную бороду. Клиент в общем был ухоженный и выглядел так, как будто у него были деньги, в то же время он вел себя скромно и не показывал, что у него много денег. Мужчина, если хорошо помню, имел лысину.

Теперь еще припоминаю, что клиент спросил меня, почему в Варшаве так трудно заказать гида на тот же день. Я ответила, что сейчас «горячий сезон», и что надо заказывать гида заранее, например, на день раньше. Клиент на это ответил, что он только что вернулся из Парижа, где у него также был гид, но признал, что заказал его заранее.

[Ответ на вопрос следователя]: русскоязычный клиент ничего не рассказывал мне о своем пребывании в Париже, а я его об этом вообще не спрашивала. Я также упомянула, что я родом из Минска в Беларуси, на что клиент сказал, что он там когда-то был, но не сказал подробностей пребывания в Минске. Из этого только следовало, что это было очень давно.

На следующий день, до полудня, Вадим Соколов появился в холле гостиницы и подошел ко мне на стойку регистрации. Попросил меня о еще одной экскурсии по Варшаве, потому что вчерашний гид рекомендовал ему посетить еще два места — Национальный Музей и Wilanów. Повторил просьбу о гиде-женщине, поскольку, как он сказал, странно себя чувствует «гуляя с парнем». 

Я позвонила в Warsaw City Tours и попросила найти гида-женщину. Мне сказали, что попробуют, хотя это будет трудно сделать. Я сказала, что попробую поискать в интернете, на что Вадим сказал, что он уже тоже искал, но не нашел. Я нашла в интернете гида-женщину, но Вадим сказал, что уже находил ее и что она «слишком старая».

Сказал, что могу обращаться к нему просто «Вадим». Попросил меня еще, чтобы нашла ему косметолога для маникюра. Это косметический салон на улице Zgoda 5 (теперь ул. Grzybowska, напротив гостиницы Westin). <…>

Оказалось, что он не попал в салон, не смог найти. Мне это показалось странным, но Вадим признался, что у него есть проблемы с ориентацией на местности, и попросил меня вызвать такси до косметического салона. Я заказала ему такси в корпорации Free Now (раньше My Taxi), и он на этом такси поехал в косметический салон, где ему сделали маникюр. Его не было примерно 30–40 минут. Когда вернулся, был доволен обслуживанием, все было в порядке.

В этом месте должна уточнить, что Вадим мог сообщить мне номер своего телефона, когда уходил в косметический салон и просил, чтобы я позвонила сообщить, нашла ли я гида-женщину. Вадим заранее заплатил мне за экскурсию 150 евро. Я эти деньги положила в конверт, заклеила его и подписала. Это были деньги для туристического бюро, в случае, если бы экскурсия состоялась. <…>

Я отдала ему конверт с деньгами, после чего он вынул из него 100 евро и отдал мне остальное, т. е. 50 евро. Я сказала, что это «слишком много» и я не могу это взять. Тогда Вадим сказал, что он хочет мне помочь, но я не знаю, что он имел в виду. Он тоже этого не уточнял, просто так сказал. Тогда я сказала, что может он все-таки согласится на упомянутую раньше женщину — гида из пункта туристической информации, и он согласился на это».

Другие контакты Красикова в Варшаве следствию установить не удалось.

Утром 22 августа 2019 года он покинул гостиницу Novotel Centrum и около 08:00 отправился пешком в неизвестном направлении. Он был одет в синие брюки, светло-голубую/бирюзовую рубашку и мокасины со светлой подошвой; со времени путешествия в Париж и Варшаву у него была при себе черная дорожная сумка и маленькая мужская сумка. Последующая судьба этой одежды и сумок неизвестна; предположительно, Красиков спрятал их где-то в Берлине до совершения преступления. Другие вещи — одежда, косметика и мобильный телефон — остались в гостиничном номере в Варшаве. Очевидно, после преступления Красиков собирался вернуться в отель, забронированный до 25 августа, но план дал осечку: 23 августа вскоре после убийства Хангошвили он был задержан. Три дня спустя сотрудники отеля, не дождавшись постояльца, стали освобождать номер для новых гостей. Среди бумаг Красикова они обнаружили распечатанный билет на обратный рейс в Москву авиакомпании «Аэрофлот» на 25 августа в 09:50.

Берлин

Следствие предполагает, что Вадим Красиков добрался до Берлина не ранее полудня 22 августа (первый рейс из Варшавы в Берлин приземлился в аэропорту Берлин-Тегель 22 августа в 11:06 утра, поездка наземным транспортом (поездом/автомобилем) занимает около шести часов). Где Красиков провел оставшееся до совершения преступления время, следствие установить не смогло, также неизвестны его контакты в Берлине. При этом из обстоятельств совершения убийства можно сделать вывод, что в подготовке и совершении преступления ему оказывали поддержку неизвестные до сих пор третьи лица, которые уже некоторое время находились в Берлине.

У Красикова было максимум 24 часа (с 22 августа около полудня до 23 августа, 11 ч. 55 м.) для подготовки нападения. Этого времени было бы явно недостаточно, чтобы выяснить, что каждую пятницу Хангошвили ходит примерно одним и тем же маршрутом на молитву в мечеть Айя-София на Штромштрассе. Из этого следует, что по крайней мере один человек, уже находящийся в Берлине, должен был собрать основную информацию о жертве и ее привычках, чтобы передать ее киллеру.

Ещё одним аргументом в пользу этого тезиса является то, что за день до преступления кто-то оставил у входа в дом по адресу Холштайнер Уфер, 10 черный электрический самокат модели Xiaomi 365 (рег. номер 36VHL19L04030127), происхождение которого не удалось установить. Следствие считает, что самокат был предназначен для Красикова — на нем он должен был уехать после убийства и избавления от улик.

Кроме того, скрываясь с места преступления, Красиков избегал улиц, где находились магазины с внешне заметными видеокамерами. Это следователи расценивают, как еще один признак того, что Красикова инструктировал знакомый с районом человек, который до сих пор не установлен.

Для совершения преступления обвиняемый, среди прочего, получил пистолет «Глок-26» (кал. 9 мм) с глушителем и специальными боеприпасами (дозвуковыми), велосипед, сменную одежду и парик с черными волосами длиной примерно до плеч.

Согласно материалам уголовного дела, оружие было продано компании City Sec Limited в Таллине (Эстония) 18 марта 1996 года. 20 декабря 1999 года владелец пистолета сообщил, что его машину угнали — вместе с находившимся там оружием. Ствол орудия убийства, выпущенного в Австрии, впоследствии был заменен. Новый — длиннее оригинала и с резьбой для крепления глушителя — не имеет маркировки, поэтому его производитель неизвестен. Дату последнего отстрела оружия — процедуры, которая проводится, чтобы поставить пули и гильзы пистолета на учет, — обнаружить не удалось. Для убийства Красиков использовал специальные боеприпасы чешского производителя Sellier & Bellot, предназначенные для дозвуковых диапазонов и произведенные в 2018 году. Место продажи боеприпасов выяснить не удалось. Приобретение боеприпасов во время поездки в Варшаву следствие считает маловероятным. 

Из реки Шпрее был извлечен магазин с восемью патронами, который был вставлен в рукоятку пистолета. В патроннике оставался еще один патрон. Патроны, обнаруженные в пистолете, совпадают с гильзами, оставленными на месте преступления (клеймо; калибр и изготовитель). Также в материалах уголовного дела отмечается, что найденная на месте убийства пуля находится в очень хорошем состоянии, имеет такую же приплюснутую головку, как и патроны в пистолете.

Горный велосипед марки Commencal был произведен в 2006 году и, вероятно, в том же году был продан в спортивном магазине в Риге по цене 700 латвийских латов (что эквивалентно примерно 996 евро). Как велосипед оказался в Берлине, следствию установить не удалось.

Во время ареста Красиков был одет в рубашку-поло с длинными рукавами и розовыми и белыми горизонтальными полосами, серые шорты, черные сандалии и солнечные очки; на нем также была синяя кепка с козырьком. Под верхней частью одежды была поясная сумка, в которой, среди прочего, находился паспорт, выданный на имя Соколова, и наличные деньги (3 720 евро и 110 польских злотых). 

После ареста из реки Шпрее в районе Голштинского берега выудили личные вещи Красикова. В мешке для белья аптечной сети DM находилась одежда, которую он, вероятно, носил во время совершения преступления — пара темно-серых дорожных брюк, темно-серая ветровка, пара светло-серых кроссовок и черная бейсболка с надписью Fox. Одна велосипедная перчатка плавала в реке Шпрее, вторая — осталась в рюкзаке. Следы ДНК обвиняемого были обнаружены на брюках, куртке и бейсболке. В другом бельевом мешке находился еще один комплект одежды — на этот раз спортивной. 

Парик Красикова найти так и не удалось, однако несколько свидетелей упоминали черные волосы убийцы длиной до плеч. Свидетели также отмечали, что лицо преступника было покрыто темным гримом. Один из очевидцев рассказал, что вскоре после убийства Хангошвили он заметил в кустах на набережной Шпрее мужчину, который сбривал бороду портативным триммером. 

Следствие предполагает, что пистолет, велосипед, парик и другие предметы Красиков получил от неустановленных лиц не ранее, чем за день до преступления в Берлине. 

Убийство Хангошвили

Правоохранительные органы Германии заключают, что на стадии непосредственного совершения преступления Красиков действовал в одиночку. В 11:36 он на своем велосипеде ждал появления жертвы у входа в парк Кляйнер Тиргартен — оттуда открывался хороший обзор на улицу Любеккерштрассе, где Зелимхан Хангошвили жил со своей семьей. Обещанная замужняя женщина появляется в истории именно в этот момент — правда, общался с ней не Красиков, а сам Хангошвили. 

Предположительно, около 11:55 утра Хангошвили вышел из своей квартиры на Любеккерштрассе, 49 и собирался пройти через парк Кляйнер Тиргартен к расположенной поблизости мечети Айя-София (Штромштрассе, 35) на пятничную молитву, которая должна была состояться там примерно в 13:00. До этого, между 11:07 и 11:10 Хангошвили отправил через мессенджер WhatsApp сообщения Сандре Рулофс, жене бывшего президента Грузии Михаила Саакашвили, которая должна была встретиться с Хангошвили в Берлине на следующий день, 24 августа 2019 года, — она собиралась помочь ему в получении убежища. Как Хангошвили познакомился с Рулофс, неизвестно, но с октября 2015 года по декабрь 2016 года он жил в Украине и был советником бывшего заместителя министра внутренних дел Грузии Гиа Лорткипанидзе — тот занимал пост начальника полиции в Одесской области, когда Саакашвили был губернатором. Убежище в Германии Хангошвили попросил из-за преследования со стороны грузинского правительства, которое после выборов осенью 2012 года стало прокремлевским. Ходатайство было отклонено решением Федерального ведомства по миграции и беженцам 1 марта 2017 года.

Следует отметить, что немецкие правоохранительные органы изначально рассматривали несколько версий относительно мотивов убийства Хангошвили, в том числе преступление, совершенное из ревности, однако впоследствии это предположение не подтвердилось. 

Выходя из дома, Хангошвили сказал своей семнадцатилетней дочери Амире Цатиевой, что перед посещением мечети ему нужно что-то сделать, но более подробно рассказывать о своих планах не стал. 

Прогулявшись около трех минут, Хангошвили вошел в парк Кляйнер Тиргартен примерно в 11:58. В это время за ним уже следовал Красиков на велосипеде. Обогнав его возле парковой скамейки рядом с рестораном «Альвердес» (Штромштрассе, 10b), Красиков на ходу произвел выстрел и попал в верхнюю часть тела Хангошвили. Выстрел свалил его на землю, но оказался несмертельным. Сам Красиков также упал вместе с велосипедом, незначительно повредив ноги, но сразу же встал, подошел к лежащему на земле Хангошвили и добил его двумя выстрелами в голову с близкого расстояния.

В парке было людно, и первый выстрел привлек внимание нескольких человек. Большинство из них, впрочем, подумало, что Красиков случайно сбил Хангошвили на велосипеде и оба упали. Только после дальнейших выстрелов в голову посетители парка поняли, что стали очевидцами убийства и начали звонить в полицию. Один из свидетелей, находившийся в ресторане «Альвердес», видел, как Красиков положил оружие в мешок и быстро скрылся на велосипеде в направлении Турмштрассе. Около 12:03 на место преступления прибыли полицейские — они пытались реанимировать Хангошвили до приезда медиков, однако их усилия были напрасны: в 12:20 врач скорой помощи констатировал смерть.

Тем временем Красиков проехал на велосипеде по улице Кирхштрассе к Холштейнер Уфер, остановился у моста Лессингбрюкке, лихорадочно оглянулся и поехал на велосипеде прямо в кусты на берегу Шпрее. Там он сменил верхнюю одежду, состриг бороду триммером, а также избавился от велосипеда, орудия убийства, прежней одежды и мешков с другими вещами — привязав к уликам несколько булыжников, он бросил их в реку. 

После этого Красиков отправился во внутренний двор дома по адресу Холштейнер Уфер, 6, но сразу же покинул его и пошел ко входу в многоквартирный жилой дом по адресу Холштейнер Уфер, 10. Днем ранее неизвестный сообщник оставил возле этого дома электрический самокат — как считает следствие, чтобы помочь Красикову скрыться. Впрочем, воспользоваться этой возможностью ему не удалось — благодаря очевидцам, полиция смогла задержать Красикова. 

Как считают правоохранительные органы Германии, причиной убийства Хангошвили стало его военное прошлое: Хангошвили был одним из лидеров сепаратистов во вторую чеченскую войну, а позднее во время российско-грузинского конфликта в 2008 году помогал собрать добровольцев из Панкисского ущелья для участия в боевых действиях на стороне Грузии, но сам не воевал. В письме, направленном 13 июля 2012 года в Федеральное управление уголовной полиции Германии, ФСБ России причислила Хангошвили к террористической организации «Имарат Кавказ». Кроме того, ФСБ заявила, что Хангошвили обучал террористов в Грузии и помогал им проникнуть на территорию России, где они планировали совершение террористических актов. Один из свидетелей, проходящих по делу, рассказал Центру «Досье» о том, что российские спецслужбы пытались завербовать его для убийства Хангошвили, за которым они охотились на протяжении нескольких лет. Правоохранительные органы Германии убеждены, что Красиков выполнял государственный приказ об убийстве либо с целью получения денежного вознаграждения, либо потому, что он разделял мотивы своих заказчиков по ликвидации политического оппонента в лице Хангошвили, чтобы отомстить за его роль во второй чеченской войне и его участие в последующих вооруженных конфликтах с Россией.