Право на справедливость
29 мая 2023 года

Кошелек замминистра

Как зарабатывает на войне главный строитель Минобороны Тимур Иванов

Замглавы Минобороны по строительству Тимур Иванов, как и его супруга Светлана, любит жить на широкую ногу. В довоенное время, как говорится в недавнем расследовании ФБК, Иванов любил отдыхать на роскошных виллах и яхтах за границей, но после попадания в санкционные списки такой возможностью пользуется только его супруга. Благодаря этому, мы узнали, как тратит Тимур Иванов.

Теперь Центр «Досье» рассказывает, как и с чьей помощью он зарабатывает и почему война и стройки на оккупированных территориях стали для Иванова настоящей золотой жилой.

***

В октябре 2019 года семья бывшего сенатора Александра Тер-Аванесова проводила отпуск в Армении — инстаграм его родственников был заполнен фотографиями монастырей и величественными видами Арарата. У главы семейства не возникло проблем с выездом из России, хотя его вполне могли не выпустить: на тот момент судебные приставы уже полгода вели против него исполнительное производство по колоссальному для физического лица долгу в почти 6,5 млрд рублей. 

Вскоре приставы отрапортовали, что не нашли у экс-сенатора никакого подходящего для ареста имущества: ни четырехкомнатную квартиру на Патриарших прудах, оформленную на жену, ни квартиру поменьше в престижном ЖК «Шуваловский», записанную на родственников жены, ни автомобиль Bentley за 10 млн рублей (он числится за тещей). И хотя информация о долге в 6,43 млрд рублей по-прежнему доступна на сайте судебных приставов, явных неудобств бывшему парламентарию это не доставляет.

Одно из возможных объяснений: Александр Тер-Аванесов — не просто бизнесмен и политик, но ближайший человек, доверенное лицо и «кошелек» замминистра обороны Тимура Иванова. Именно так Тер-Аванесова характеризуют собеседники Центра «Досье».  

«Домашние задания» Минобороны

«Все строительные подрядчики Минобороны выполняют „домашние задания“, это даже не обсуждается. Может отличаться размер, условия, сколько будет аванс по контракту», — рассказывает Центру «Досье» бывший военный строитель Сергей Храбрых. Под «домашними заданиями» он имеет в виду «откаты».

Сергею Храбрых 44 года. Он закончил престижный Военный инженерно-технический университет (ВИТУ) в Санкт-Петербурге, несколько лет прослужил в стройкомплексе Минобороны по Московской области, а затем более 15 лет работал в строительном бизнесе, в том числе в компаниях — подрядчиках Минобороны биографию Храбрых мы проверили по общедоступным источникам и слитым базам × . В 2019 году против Храбрых было возбуждено уголовное дело о мошенничестве, он уехал в Испанию, а через полтора года — после того как строителя объявили в розыск по линии Интерпола, — был задержан и несколько месяцев провел в следственном изоляторе. Выйдя под залог, Храбрых переехал во Францию, где подался на политическое убежище и получил этот статус, выиграв суд по экстрадиции. В решении французского суда (есть у «Досье») говорится, что российская сторона предоставила слишком мало фактов, доказывающих преступление Храбрых, а в России он может быть подвергнут пыткам или убит, к тому же нельзя исключить, что запрос на экстрадицию был подан заинтересованными в расправе над ним лицами.

Весной 2018 года принадлежащая Храбрых компания «Стройресурс» получила от администрации подмосковного Зарайска четыре контракта на проектирование и поставку оборудования на мусорный полигон «Солопово», где проводилась рекультивация. Но уже летом все контракты были расторгнуты по соглашению сторон, а «Стройресурс» обязался вернуть 175 млн из 200 млн рублей полученных авансов.

Одновременно «Стройресурс» — без контракта с администрацией, но по решению комиссии по чрезвычайным ситуациям — выполнял строительно-монтажные работы на том же полигоне. Власти обещали оплатить эти работы после экспертизы и других процедур это подтверждается гарантийными письмами, которые Храбрых дал «Досье» × . Компания оценила эти работы в 216 млн рублей.  

В итоге никто никому ничего не заплатил. «Стройресурс» пытался через суд получить 216 млн рублей, но проиграл, поскольку работы велись без контракта и нужных бумаг. В свою очередь администрация Зарайска потребовала 175 млн невозвращенных авансов — и преуспела в суде. Но деньги не были выплачены, и против Храбрых возбудили уголовное дело.

Сам Храбрых говорит, что все разногласия возникли из-за «отката» в 30%, затребованного подмосковными чиновниками, который он отказался платить. Также он утверждает, что «Стройресурс» суммарно вложил в работы на полигоне более 700 млн рублей собственных средств.

Во Франции Храбрых создал Ассоциацию ARGA, которая помогает людям, находящимся под уголовным преследованием в России и попавшим в розыск Интерпола, получить политическое убежище в этой стране.

Летом 2016 года Храбрых пришел работать в компанию «Спецмонтаж», подрядчик военных строек, и стал плотно общаться с только что назначенным замминистра обороны Тимуром Ивановым. По бумагам «Спецмонтаж» принадлежал некоему Максиму Остапчуку, но реальными хозяевами были бизнесмен и бывший сенатор Александр Тер-Аванесов, а также непубличный предприниматель Юрий Когай, рассказывает Храбрых. Правовую службу «Спецмонтажа» возглавлял Роман Борисович Сафронов, видно из имеющихся у Центра «Досье» документов, этот же человек встречался «Досье» во многих фирмах, связанных с Тер-Аванесовым.

«Тер-Аванесов предложил мне стать директором по строительству. У „Спецмонтажа“ было сложное финансовое положение, потому что прежние хозяева наворотили дел прежние собственники были связаны с депутатом ЛДПР Сергеем Жигаревым × . Но Тер-Аванесов привел меня на Фрунзенскую набережную, в приемную Тимура Иванова, и тот лично пообещал, что под эту компанию пойдут новые контракты и все будет хорошо. Иванов только стал замминистра, ему нужны были свои подрядчики», — рассказывает Храбрых.  

Почти сразу, продолжает собеседник «Досье», появилось первое задание — благоустроить территорию Кантемировской танковой дивизии к приезду наблюдателей ОБСЕ в сентябре 2016 года тогда представители этой организации еще ездили в Россию в рамках Венского документа 2011 года — он предполагал обмен информацией и проведение взаимных инспекций между 57 странами-подписантами × . На это дело, уверяет Храбрых, было выделено 500 млн рублей, но до подрядчика фактически дошло только 80 млн этих контрактов нет в открытом доступе, поэтому мы не можем проверить цифры; однако Храбрых прислал накладную, подтверждающую, что «Спецмонтаж» участвовал в благоустройстве Кантемировской дивизии × . Поэтому из объекта сделали своего рода потемкинскую деревню: заасфальтировали часть территории, отреставрировали фасады некоторых зданий, а остальные прикрыли блиндажной сеткой с духоподъемными плакатами. В качестве подтверждения Храбрых передал «Досье» фотографии, сделанные накануне приезда представителей ОБСЕ в Наро-Фоминск.

Часть территории Кантемировской танковой дивизии действительно благоустроили, другие здания закрыли блиндажной сеткой с плакатами во славу вооруженных сил. Источник: Сергей Храбрых.

Впрочем, говорит Храбрых, в Минобороны остались довольны этой работой и в «Спецмонтаж» потекли деньги. На конец 2016 года компания, по данным сайта госзакупок, выполняла контракты для Минобороны почти на 2,5 млрд рублей, хотя годом ранее вся ее выручка составляла лишь 220 млн. Численность персонала вместе с рабочими превышала тысячу человек, главный офис занимал почти весь шестой этаж башни «Империя» в «Москва-Сити» (а на 30-м этаже располагался офис Тер-Аванесова), утверждает Храбрых. Сам он дважды в неделю бывал у Иванова в Минобороны. Сметы компании на всех объектах завышались примерно в два раза, рассказывает строитель.  

«Все начинается с проектирования, — описывает будни военных строителей Храбрых. — Несложно найти проектировщика, который даст смету на объект, завышенную в два раза, и даже пройдет с ней госэкспертизу. При условии, что ему достанется 1% от „лишних“ денег. Например, фактически объект стоит 5 млрд, но по смете — 10 млрд, пройдена экспертиза, проектировщик получил свои 50 млн. Затем заказчик выставляет стройку этого объекта на конкурс либо без конкурса отдает нужному подрядчику. То есть возможность воровать заложена уже в самой смете».

Деньги на «откаты» компания «Спецмонтаж» выводила, покупая по завышенной стоимости материалы или оплачивая работы: вывоз грунта, утилизацию строительного мусора, возведение стен в казармах. Зачастую деньги уходили фирмам, связанным с предпринимателем Сергеем Волкодавом, продолжает Храбрых. Его брат Юрий Волкодав работал в структурах Минобороны и, как говорит другой собеседник «Досье», попросивший об анонимности, имел репутацию человека, близкого к Тимуру Иванову. Позже обоих братьев Волкодавов арестовали за хищение денег Минобороны при строительстве космодрома Восточный. 

Сергей Храбрых уволился из «Спецмонтажа» летом 2017 года. По его словам, в какой-то момент воровство денег в компании стало превосходить разумные пределы, что могло закончиться плохо для всех, кто ставил свои подписи на бумагах фирмы. Строитель связывает такую жадность не с «домашними заданиями» чиновников Минобороны, а с личными финансовыми проблемами фактического хозяина компании Александра Тер-Аванесова.

«Спецмонтаж» был признан банкротом весной 2018 года. За время существования компания, согласно сайту госзакупок, получила 26 контрактов Минобороны на более чем 9 млрд рублей, из них к моменту банкротства действовало 15 — на 5,6 млрд, остальные были расторгнуты заказчиком. По данным реестра банкротств, фирма осталась должна кредиторам более 1,5 млрд рублей, однако никаких уголовных дел не последовало.

Из Лужников в ВТБ

Осенью 1996 года в Москве в районе вещевого рынка «Лужники» милиция задержала гражданина за ношение пистолета Макарова. Когда его доставили в ОВД Центрального округа, выяснилось, что 27-летний Александр Тер-Аванесов состоит на милицейском  учете как «член Липецкой ОПГ». И хотя молодого человека взяли с поличным, вскоре его отпустили эту историю «Досье» рассказывает на основе доступных данных из правоохранительной базы × .   

Через несколько лет Тер-Аванесов занялся девелопментом: например, они с партнером построили торговый центр «Калужский» (открылся в 2004 году) и на ранних стадиях участвовали в возведении башен «Империя» и «Евразия» в «Москва-Сити». В 2006 году бизнесмен избрался в Совет Федерации как представитель Костромской области. Сразу два собеседника «Досье», знакомые с Тер-Аванесовым, уверяют, что помогла дружба с Игорем Албиным (Слюняевым), имевшим хорошие «завязки» в этом регионе — в 2007-м тот даже стал губернатором Костромской области. В 2014 году Слюняев сменил фамилию на Албин и уже с ней был вице-губернатором Санкт-Петербурга. Тер-Аванесов пробыл сенатором до 2015 года, а затем еще некоторое время являлся депутатом Костромской областной думы.

Александр Тер-Аванесов в конце 1990-х и в 2020 году, на втором фото — вместе с дочерью. Источник: Инстаграм дочери Екатерины.

Военными стройками Тер-Аванесов занялся как раз в 2015 году — это следует из изученных «Досье» судебных документов и данных из открытых источников. Про Тер-Аванесова как человека, вымогающего «откат», в 2018 году писал в открытом письме сидящий в СИЗО предприниматель Дмитрий Бушманов. Его компания «РусАльянс» возводила для военнослужащих общежитие и другие объекты в Арктике. Контракты были подписаны летом 2014 года, а в начале 2015 года руководство компании-генподрядчика речь про ФГУП «ГУИР №2», входящее в «Спецстрой России» ×  потребовало от Бушманова «откат» в 700 млн рублей, или 20% от общей суммы договоров, утверждает предприниматель. Своим покровителем, по версии Бушманова, вымогатели называли Тер-Аванесова. Эта фамилия также звучала на судебном заседании, когда показания давал бизнес-партнер Бушманова Алексей Эккерт. Он пояснял, что когда строители отказались давать «откат», летом 2015-го сенатор Тер-Аванесов лично встретился с ними и потребовал передать уже построенные в Арктике объекты другому подрядчику. Итогом всего этого конфликта стало уголовное дело против Бушманова и Эккерта и приговоры по девять лет каждому за хищение авансов Минобороны. При том что, согласно ряду решений арбитражных судов, все авансы были добросовестно отработаны.

Летом 2014 года компания «РусАльянс» получила два контракта на строительство в Арктике: на острове Врангеля и на мысе Шмидт. Первую очередь стройки сдали в конце 2014-го, за это представители компании даже получили награды от Минобороны. Но затем отношения между участниками проекта стали портиться. Заказчиком стройки выступало Минобороны, а генподрядчиком — структура «Спецстроя России». Последняя не передавала «РусАльянсу», субподрядчику, необходимую техническую документацию, а также запретила ему напрямую переписываться с заказчиком, говорится в решениях арбитражных судов. До лета 2015 года «РусАльянс» успел получить около 3 млрд рублей аванса по обоим объектам, затем финансирование прекратилось. К концу года компания закончила все объекты и направила в «Спецстрой» акты и другие бумаги, но там отказались их подписывать, при этом не высказывая претензий к качеству выполненных работ.

В дальнейшем структура «Спецстроя» пыталась через суд вернуть якобы неотработанные авансы, но проиграла эти дела. В декабре 2016 года арбитраж заявил, что «РусАльянс» полностью отработал аванс в 1,4 млрд на стройке на мысе Шмидта и, наоборот, «Спецстрой» остался должен компании около 600 млн. Аналогичное решение было принято летом 2017 года и по острову Врангеля: «РусАльянс» отработал аванс в 1,6 млрд рублей, а генподрядчик остался должен строителям еще примерно 350 млн. Однако владельцы «РусАльянса» к тому времени уже сидели в СИЗО — ровно за хищение этих 3 млрд.  

В феврале 2023 года арбитражный суд — в рамках другого дела, по банкротству «РусАльянса» — счел, что компания все-таки ничего не построила на о. Врангеля и должна вернуть 1,6 млрд аванса. В качестве аргумента судья приводил уголовное дело против хозяев бизнеса. А сами они, сидевшие в СИЗО, где день идет за полтора, с ареста в 2016 году до приговора в 2020-м, к тому времени уже вышли на свободу.

«Кем был Тер-Аванесов в 2015 году? Важно понимать: Тимур Иванов еще не стал замминистра обороны с 2013-го по май 2016 года Иванов возглавлял строительные «дочки» Минобороны, но не работал в самом министерстве ×  и особого отношения к истории с Арктикой не имел. Значит, Тер-Аванесов „собирал“ под других людей. Допускаю, что это были силовики, возможно, из военной контрразведки ФСБ», — рассуждает Сергей Храбрых, который начал плотно общаться с Тер-Аванесовым годом позже описанных событий. Именно материалы военной контрразведки послужили причиной уголовного дела против арктических строителей, следует из приговора.

«Тер-Аванесов до 2016 года — это сенатор, коммерсант, „решала“, посредник, но все довольно средненькое. А реально „Тер-Аванесов 2.0“ появился в 2016-м, когда Тимур стал замминистра обороны и назначил его, по сути, своим кошельком. Тогда совсем другие дела пошли», — говорит еще один собеседник «Досье», который много лет дружил с Тимуром Ивановым. Этот человек еще много раз встретится в нашем расследовании, назовем его Ч.   

Наш собеседник Ч. сыграл одну из важнейших ролей в подготовке этого расследования. Он говорит, что тесно общался с Ивановым более десяти лет, и привел множество деталей, подтверждающих их знакомство. Ч. был хорошо знаком со Светланой Маниович, супругой Иванова, и всем его окружением. Сейчас он вне России, но попросил об анонимности.

Поговорить с нами, как он объяснил, его сподвигли два факта. Во-первых, до прихода на пост замминистра обороны Иванов был другим человеком: он стремился делать что-то полезное, пусть и параллельно зарабатывая. А в последние годы Иванова интересует только обогащение, без какой-либо пользы, объясняет наш собеседник.

Во-вторых, Ч. — категорический противник действий России начиная с аннексии Крыма в 2014 году. Именно тогда он понял, что «поезд идет куда-то не туда». Иванов же занимает высокий пост в военном ведомстве страны-агрессора.

Вскоре после прихода Иванова в Минобороны начала стремительно расти тюменская компания «Запсибгазпром-Газификация». Вопреки названию, она не была связана с газовой отраслью название осталось с прежних времен, когда фирма принадлежала «Газпрому», но в 2013 году ее приобрели новые собственники × , а занималась как раз военными стройками. Если в 2015 и 2016 годах выручка не превышала 8 млрд рублей, то в 2017-м подскочила почти вдвое — до 15 млрд, а по итогам 2021 года приблизилась к 30 млрд. Компания — через головное ОАО «Запсибгазпром» — принадлежит ООО «Группа компаний „Метрополь“» бизнесмена и экс-депутата Госдумы (в 2011–2016 годах) Михаила Слипенчука. Однако оба собеседника «Досье», Сергей Храбрых и Ч., утверждают, что фактически «Запсибгазпром-Газификация» стала «карманом» Тимура Иванова, а приглядывать за ней он поручил Тер-Аванесову. 

«Тимур кормится с двух компаний — подрядчиков Минобороны, это „Олимпситистрой“ и „Запсибгазпром“, — описывает Ч. — Вторую возглавляет Юрий Водопьянов, и я примерно знаю, как у Тер-Аванесова с ним происходили разговоры. Тер-Аванесов садится напротив и говорит: Юра, мы же тебе перечислили деньги, аванс, давай „обратку“* («откат»). Тот отвечает, мол, мне нужно две-три недели, чтобы вывести и обналичить. Тер-Аванесов говорит: значит, следующий аванс будет через две-три недели. Юра возражает: мы же договаривались каждую неделю. Тер-Аванесов отвечает: когда от тебя будут нам [„откаты“] каждую неделю, тогда и тебе будут каждую неделю [авансы от Минобороны]. Александр тогда уже был старшим вице-президентом ВТБ, но вел себя просто как вымогатель на рынке».   

Сергей Храбрых тоже слышал, что «Запсибгазпром» контролировался Тер-Аванесовым. Он добавляет, что компания часто получала объекты, где ранее успел поработать и что-то построить другой подрядчик и от которых Минобороны под надуманным предлогом отказалось. Похожая история была с бизнесменами Бушмановым и Эккертом в Арктике. Такие стройки, продолжает Храбрых, снова выставляли на конкурс, их выигрывала «Запсибгазпром-Газификация», причем получая деньги на все «с нуля». Это позволяло контрактам компании иметь фантастическую маржинальность.

Проверить утверждение Храбрых очень сложно: военные контракты, в том числе и компании «Запсибгазпром-Газификация» не публикуются в открытом доступе. Мы можем найти информацию только о тех работах, по которым позже были суды, — как правило, судебные решения содержат хоть какую-то конкретику. Но косвенно мы сумели подтвердить слова Храбрых — через историю военного городка на дальневосточном острове Кунашир.  

Существует судебное решение, из которого видно, что в конце 2016 года «Запсибгазпром-Газификация» подписала контракт со структурой Минобороны на проектно-изыскательные и строительно-монтажные работы по обустройству военного городка на Кунашире за 1,6 млрд рублей. Работы имели шифр В-42/16-51. Из других судебных решений можно понять, что под этим шифром проходит городок в поселке Лагунное. Однако стройка в Лагунном началась еще раньше — в 2015 году. Именно тогда между структурами Минобороны был заключен соответствующий контракт на 1,2 млрд рублей под номером №2227-2015/СМР/КУН. Но с этой стройкой не заладилось — в мае 2017 года договор расторгли, следует из очередного судебного решения. Подрядчик успел получить более 500 млн рублей — позже заказчик потребовал вернуть эту сумму. При этом стройка на Кунашире летом 2015 года все-таки началась — об этом рассказывали сами чиновники. Но судя по тому, что «Запсибгазпром-Газификация» получила даже больше денег, чем было заложено в первом контракте, компания как будто бы действительно начала с нуля.

По данным реестра госзакупок, за время существования «Запсибгазпром-Газификация» выиграла 34 госконтракта на общую сумму около 60 млрд рублей, из них больше половины пришлось на военные стройки. Причем сюда не входят контракты, где компания выступала субподрядчиком, а не генеральным.

Документальных подтверждений связи Тер-Аванесова с «Запсибгазпромом» нет — об этом известно только со слов собеседников «Досье». Зато мы нашли другие юридически подтвержденные бизнес-связи между семьей Тер-Аванесова и Тимуром Ивановым. Так, Григорий Слипенчук, сын Михаила Слипенчука, экс-парламентария и формального владельца «Запсибгазпрома», возглавляет строительную компанию «Капитал Стратегия Ресурс» и владеет долей в ней. Его бизнес-партнерами некоторое время являлись Ирина Почитаева, жена Тер-Аванесова, а также Сергей Бородин, доверенное лицо Тимура Иванова. Последний очень близок к замминистра обороны: например, он руководит фирмой «Волжский берег», которая строит поместье для Иванова в Тверской области. Эту усадьбу с флигелями показывал ФБК в своем фильме.

Осенью 2016 года Тер-Аванесов был назначен старшим вице-президентом банка ВТБ — как говорят собеседники «Досье», по протекции Тимура Иванова. Впрочем, высокий пост, как и многочисленные бизнес-связи, не спасли предпринимателя от долгов. В 2013–2014 годах Тер-Аванесов набрал в Промсвязьбанке кредитов на 6,5 млрд рублей, которые так и не вернул, видно из судебных решений. Судебные приставы открыли против экс-сенатора исполнительное производство, но вскоре закрыли, не найдя никакого имущества. 

Для обычного бизнесмена такой колоссальный долг — особенно перед главным оборонным банком страны — давно обернулся бы уголовным делом. А про выезд за границу гарантированно можно было бы забыть. Но неприятности обошли Тер-Аванесова стороной: исполнительное производство судебных приставов длилось с апреля 2019 года по ноябрь 2020-го, в это время экс-сенатор провел новогодние каникулы на Ближнем Востоке мы видим рейсы Москва — Доха — Москва; Доха — столица Катара и крупный транзитный аэропорт × , а в марте 2020-го отправился в Лондон, следует из имеющихся у «Досье» данных. Возможно, путешествий было бы даже больше, если бы не ковид и карантин. С тех пор как границы открылись, Тер-Аванесов успел побывать в Италии, Франции, Великобритании, Нидерландах, Турции, Сербии, много раз — в Армении и ОАЭ, хотя гигантский долг никуда не делся и по-прежнему числится за экс-сенатором. 

Александр Тер-Аванесов прочитал сообщения «Досье» в двух разных мессенджерах, но ничего не ответил.

Информация об Александре Тер-Аванесове на сайте судебных приставов. Источник: Федеральная служба судебных приставов.
Информация об Александре Тер-Аванесове на сайте судебных приставов. Источник: Федеральная служба судебных приставов.

Золотое время в Мариуполе

«Я живу на левом берегу, квартира в пятиэтажке была, кооперативная. Сейчас дома нету, нету ничего. <…> Если бы не собака, я, наверное, там бы погибла. Это было 20 марта, в 6-7 часов утра… Как дало все, я на втором этаже, третий, четвертый, пятый этаж — все сыпется. Собака меня толкает, и она погибла, эта собачка, а я осталась живая. Я вся в крови выбежала на улицу, не знаю, куда бежать», — жительница Мариуполя одновременно и плачет, и благодарит российских строителей за квартиру в новом доме. Ролик выложен на YouTube-канале военно-строительного комплекса Минобороны. 20 марта 2022 года, когда героиня ролика потеряла кров, российские войска обстреливали Мариуполь, наступая с востока.   

Квартиры будущим жильцам в недавно построенном доме показывает Павел Владимиров — судя по нашивкам на спецодежде, сотрудник Публично-правовой компании «Военно-строительная компания» (ППК ВСК), стопроцентной «дочки» Минобороны. Но в других роликах тот же Павел Владимиров носит спецодежду компании «Олимпситистрой», частного подрядчика. Такая же история со спецовками строителя по фамилии Кожевников: на видео он мелькает то в одежде ППК ВСК, то в форме «Олимпситистроя». И это только те примеры, которые заметили в «Досье», просматривая ролики Минобороны. Другими словами, на стройках Мариуполя частная фирма и госкомпания полностью смешались. 

Судя по видео из Мариуполя, сотрудники «дочки» Минобороны одновременно работают в частной компании-подрядчике. Источник: видеоролик военно-строительного комплекса Минобороны.

«Олимпситистрой» — один из крупнейших подрядчиков Минобороны — «прославился» после фильма ФБК про Тимура Иванова. Связанная с «Олимпситистроем» фирма «Оборонспецстрой» совладелец «Оборонспецстроя» Дмитрий Березюк раньше был гендиректором «Олимпситистроя», кроме того, обе компании в одно и то же время находились по одному и тому же адресу в Москве на улице Миклухо-Маклая ×  закупала мрамор для особняка замминистра обороны и владеет землей в Тверской области, где растет поместье Ивановых. У «Олимпситистроя» два владельца: бизнесмены Дмитрий Хавронин и Александр Фомин.

«Я знаю Сашу Фомина очень много лет, мы вместе выпустились из Военного инженерно-технического университета в 2001 году, потом служили в стройкомплексе Московской области, я — в УНР 566, а Фомин — в калужском филиале, — рассказывает «Досье» Сергей Храбрых по слитым базам данных подтверждается, что Храбрых и Фомин работали в ФГУП «Строительное управление московского региона Минобороны» × . — Потом он занимался гражданскими стройками, а на военные пришел во времена парка „Патриот“. Там чудовищно не хватало денег, до сих пор остались огромные долги, при этом знаковый объект, нельзя не построить. И Фомин показал себя очень хорошо, чуть ли не за свой счет закрыл часть работ. С тех пор Иванов его полюбил и приблизил. Теперь Саша — это его „карман“, как и „Запсибгазпром“: что-то надо Тимуру — звонит Фомину, говорит: Саша, купи».

Новые дома в оккупированном Мариуполе строит ППК ВСК, ее создание в 2020 году пролоббировал как раз Тимур Иванов (в интервью «Новой газете» замминистра подробно объяснял, зачем она нужна: чтобы избавиться от субподрядчиков). Но ППК ВСК — генподрядчик, а фактически работы выполняет субподрядчик «Олимпситистрой», компания строит в Мариуполе почти все. Госконтракты на стройки найти не представляется возможным, но хватает и сведений из открытых источников. Так, «Олимпситистрой» уже возвел ЖК «Невский», это 12 пятиэтажек в первой очереди, а сейчас взялся за вторую очередь, где будет шесть девятиэтажек. И еще строит медицинский центр общей площадью почти 60 тысяч кв. м. Судя по пресс-релизам ППК ВСК, никаких других значимых строек в Мариуполе пока и нет. Тимур Иванов часто инспектирует площадки, видно, что его в этих поездках сопровождает Александр Фомин.

Стройки на оккупированных территориях — очень денежное дело. В распоряжении «Досье» есть постановление оккупационной «администрации» Херсонской области, где перечислены повышающие коэффициенты на местные объекты. По словам Храбрых, многие знакомые которого сейчас командированы в Мариуполь, на территории самопровозглашенной ДНР действует аналогичная схема. Благодаря этому подрядчики получают в 3-4 раза больше государственных денег, чем если бы работали, например, в соседней Ростовской области.

Центр «Досье» изучил постановление властей оккупированной Херсонской области, где прописаны повышающие коэффициенты. С помощью Сергея Храбрых мы разобрались, как применяются эти цифры. Представим, что мы хотим построить объект, который в Ростовской области стоил бы миллиард рублей. 

В пункте 6 постановления сказано, что мы формируем смету не на типовую многоэтажку, а как будто на памятник истории и культуры, что позволяет вдвое увеличить стоимость — до 2 млрд рублей.

Стоимость материалов мы определяем на основе предложений всего двух поставщиков, следует из пункта 8. Это могут быть «дружественные» компании, поэтому цену легко завысить в два раза, уверен Храбрых. На материалы приходится до 60% сметы, соответственно, мы получим «лишние» 600 млн, а общая стоимость вырастет до 2,6 млрд.  

Пункт 15 просто-напросто предлагает увеличить смету еще на 20% на непредвиденные расходы, это дополнительные 200 млн, итого 2,8 млрд.

В пункте 19 говорится, что зарплатный фонд, учитывая специфику местного строительства, должен быть увеличен в 2,5 раза. На зарплаты обычно приходится 20% сметы, то есть вместо 200 млн у нас будет заложено 500 млн, это доведет общую стоимость до 3,1 млрд. Но не факт, что подрядчики действительно платят рабочим такие высокие зарплаты, подчеркивает Храбрых. 

Для машин и механизмов предусмотрен повышающий коэффициент 1,5 — пункт 21. На них приходится 15% сметы, это даст дополнительные 75 млн, окончательная стоимость вырастет почти до 3,2 млрд.

Выходит, наш гипотетический объект обойдется государству как минимум втрое дороже, чем в Ростовской области. А при тесных отношениях с заказчиком — как мы видим, именно тесные отношения сложились между государственной ППК ВСК и частной «Олимпситистрой» — смету можно раздуть еще больше, уверен Храбрых. И даже при наших 3 млрд рублей построить все можно за миллиард, положив 2 млрд себе в карман.

«Мои знакомые обследуют в Мариуполе поврежденные здания, бывают на совещаниях с Минобороны. Рассказывают, что Фомин убыл туда еще прошлой весной, уже успел освоить десятки миллиардов рублей. Построили они пока один-единственный ЖК, запустили туда кота, крутят это во всех своих роликах ЖК «Невский» даже посетил президент Путин × , — говорит Храбрых. — Самое главное — никто не знает, надолго ли Мариуполь с Россией. А раз так, зачем вообще что-то строить, если все равно заберут обратно или разбомбят? Но деньги выделяются и осваиваются. В общем, война — это золотое время для военных подрядчиков».

ЖК «Невский», первый объект, построенный российскими военными в оккупированном Мариуполе. Источник: видеоролик военно-строительного комплекса Минобороны

Военный, полезный и гламурный

В 2014 году Тимур Иванов, как обычно, справлял день рождения на Лазурном берегу Франции. В этот раз — на вилле Lorada, когда-то принадлежавшей французской рок-звезде Джонни Холлидею, рассказывает нам Ч., друживший с Ивановым. Годом ранее гостей именинника из Ниццы доставлял специально зафрахтованный вертолет, в этот раз обошлись без вертолета, продолжает он.  

По французскому реестру недвижимости невозможно установить, кому на тот момент принадлежала Lorada: собственник скрыт за ипотекой банка ВТБ. А вот с 2018 года владельцем — через австрийскую фирму — стал российский бизнесмен Якоб Голдовский. Впрочем, и до этого вилла была ему не чужой: по крайней мере, семья Голдовского выкладывала фотографии с Lorada начиная с 2013 года. Голдовский вел бизнес в России в 90-ые и в начале нулевых, а также скупал зарубежные активы на деньги Михаила Черного, имевшего репутацию авторитета Измайловской ОПГ. О связке Голдовский-Черный говорится, например, в документах американского суда речь о процессе Александра Гликлада против Михаила Черного; упоминается, что Черный дал Голдовскому $100 млн из общих $500 млн на покупку бизнеса в Австрии × .

Родственница Якоба Голдовского и жена замминистра обороны Светлана на вилле Lorada во Франции. Источник: Instagram.

Почему Иванов отмечал день рождения на чужой вилле и каким образом замминистра связан с выходцами из Измайловской ОПГ и их окружением? Это давний круг общения его жены Светланы Маниович, она же Светлана Захарова, объясняет Ч. В начале нулевых Светлана была близкой подругой Антона Малевского — знаменитого лидера преступной группировки, прототипа одного из главных героев сериала «Бригада». Об этой связи говорят два факта. Во-первых, Захарова, гражданка Израиля, владеет квартирой в Тель-Авиве на улице Элиэзер Кашани в доме 3, следует из имеющихся у «Досье» документов. И этот же адрес, как утверждает телеграм-канал «Инфобомба», когда-то указывал в документах Антон Малевский. Во-вторых, сама Маниович рассказывала в интервью Tatler, что именно Малевский, погибший в 2001 году, помог открыть ей бутик в «Метрополе».

«Первая и самая важная вещь про Тимура — он безумно любит свою жену, Светлану Захарову, он ее фанатик, он ее раб. А Светлана всегда была довольно обеспеченной женщиной, в том числе за счет имущества от первого мужа, Михаила Маниовича, и Тимур до нее финансово не дотягивал, — рассказывает Ч. (первый муж — Маниович — в интервью в 2009 году даже называл Иванова «мальчишкой-альфонсом»). — Поэтому у Тимура появилась очень сильная мотивация иметь деньги, строить схемы, брать под себя все что только можно. И в Минобороны он с этим развернулся».

Другая ярко выраженная черта Иванова — реваншизм, продолжает собеседник «Досье». В конце нулевых Тимур очень рассчитывал стать заместителем тогдашнего министра энергетики Сергея Шматко, тот был не против. Однако окружение Шматко терпеть не могло Иванова, и с постом замминистра его прокатили, оставив простым советником. С тех пор, подчеркивает Ч., тот живет своими обидами и «стремится всем доказать, какой он великий».

Иванов родился в 1975 году в Москве, в 1997-м окончил МГУ. Работал на объектах Минатома РФ, а затем в коммерческих компаниях, связанных с атомной энергетикой. В 2008–2012 годах был советником министра энергетики Шматко. С мая по ноябрь 2012 года — заместитель председателя Московской области, ответственный за энергетику. Затем вслед за Шойгу перешел в структуры Минобороны, в 2013–2016 годах возглавлял «Оборонстрой» и «Главное управление обустройства войск» — это строительные «дочки» министерства. С мая 2016-го — замминистра обороны. 

У Иванова никогда не было мощных покровителей, продолжает его знакомый. Например, расположения Сергея Шойгу он добился самостоятельно, выполняя разные деликатные поручения. Благодаря «домашним заданиям» военных подрядчиков Иванов всегда имел неучтенный кеш — порой он направлялся на негласные задания, например на блокировку или, наоборот, оплату нужных публикаций в СМИ, говорит источник «Досье». Шойгу всегда был готов тратить деньги на выстраивание своего имиджа, об этом подробно писало издание «Проект». Собеседник «Досье» на рынке телеграм-каналов также ранее рассказывал нам, что сотрудники министерства всегда охотно оплачивали «блоки» на негативные публикации.

По словам Ч., за «работу» со СМИ отвечал некий Алексей Дробышенко, «бывший пиарщик Дерипаски» в начале 2000-х Алексей Дробышенко являлся директором департамента внешних связей компании «Базовый элемент» Олега Дерипаски × . И хотя официально Дробышенко занимал должность референта замминистра обороны Руслана Цаликова, фактически его рабочее место находилось не в Минобороны, а в офисе «Оборонстроя», «под рукой Тимура».

Другое важное поручение времен «Оборонстроя»: Иванов поучаствовал в покупке знаменитой «башни хакеров» в Химках. Это здание на берегу канала имени Москвы построил девелопер и депутат Госдумы Дмитрий Саблин. В феврале 2016 года его выкупило АО «Оборонстрой», затем формально передав одному из ФГКУ Минобороны, а фактически — ГРУ. Во время президентской кампании в США два офицера воинской части 74455, находясь в этом здании, публиковали материалы против Клинтон, полученные в ходе атак на сервисы Демпартии. Адрес башни фигурирует в американском обвинительном заключении против сотрудников ГРУ. 

«Указание выкупить башню у Саблина дал лично Владимир Путин, „Оборонстрой“ заплатил за нее двойную цену. Таким образом решилось две задачи: купить здание, которое действительно было нужно ГРУ, а также дать лишних денег Саблину, чтобы компенсировать его затраты на „добровольцев“ в ДНР и ЛНР, которых он тогда курировал», — объясняет Ч. покупка башни «Оборонстроем» у компании Саблина и последующая передача структурам Минобороны подтверждается выписками из Росреестра × .

Несмотря на успешную карьеру в Минобороны, Тимур Иванов никогда не был военным по духу, а его главное кредо — не патриотизм, а цинизм, уверяет бывший друг замминистра и добавляет, что Иванову трудно отказаться от гламурной жизни. Ярким примером служит день рождения чиновника в августе 2016 года. К тому времени Иванов, будучи заместителем министра обороны, получил первую форму секретности, а значит, частные поездки в страны НАТО ему стали строго запрещены ранее, работая в «дочках» Минобороны, Иванов не имел такой формы секретности и не был ограничен в поездках × . Тем не менее Иванов вновь отметил день рождения на Лазурном берегу Франции — об этом свидетельствует его ресторанный счет, опубликованный ФБК. Чтобы совершить такую поездку, замминистра должен был каким-то образом договориться с департаментом военной контрразведки ФСБ, куда сдаются заграничные паспорта носителей секретности, но эти объективные трудности не остановили любителя Сен-Тропе.

«Тимур обожает красивую жизнь. Были случаи, когда он бросал телефон в отеле в Дубае, чтобы никто не засек, и они со Светой тайком летали на Мальдивы. Я не верю в их развод, я не верю, что он сможет от всего отказаться. Тимур сам довольно прозападный человек, и он безумно любит женщину, которая не представляет свою жизнь вне западного мира. Мне кажется, сейчас Маниович готовит почву в какой-нибудь европейской стране, возможно, Франции, — рассуждает Ч. По данным «Досье»,  с начала войны Маниович практически каждый месяц бывает за границей мы видим это по доступной нам базе пересечения границы РФ × . — Чтобы к тому моменту, когда война будет проиграна, путинский режим ослабнет, а Тимур украдет на мариупольских стройках столько, сколько хватит многим поколениям, он просто приедет на Запад, сдав всех, кого только можно. Я уверен, у них со Светланой есть план, они вообще как Бонни и Клайд», — резюмирует бывший друг Иванова.

Глаза Кремля

Как устроен «цифровой ГУЛАГ» в России — и что мешает ему заработать в полную силу

Олигарх из серой зоны

Как Вячеслав Кантор, сделавший состояние благодаря коррупции и дружбе с силовиками, пытается уйти от западных санкций

«Ховайтесь москалики»

Чем агент ГРУ занимался в Украине перед вторжением и как ведется психологическая война в «Телеграме»

(Не)мирный атом

Российский завод ядерного оружия продает изотопы в Швецию через компании, связанные с ГРУ

«Крыша» криптоледи

Как недавно попавшая под санкции за отмывание денег олигархов россиянка связана с семьей экс-главы Дагестана Рамазана Абдулатипова

V — значит Victoria

Владимиру Путину приготовили яхту на замену арестованной «Шахерезаде»

Засекреченный партнер

Как доверенное лицо Геннадия Тимченко помогает другу Путина вести бизнес в обход санкций

Митинг под прикрытием

Российские власти организовали акции протеста в Европе, чтобы поссорить Турцию, ЕС и Украину

«Хайль Петрович»​

История Дмитрия Уткина — человека, который подарил группе «Вагнера» название

Сага о «Сургуте»

Как друзья Владимира Путина контролируют одну из крупнейших нефтяных компаний России

Кувалда «Вагнера»

Центр «Досье» выяснил имена головорезов из ЧВК, которые пытали, убили и расчленили сирийца в 2017 году

Миллиарды для Алины

Друзья Владимира Путина заработали 32 млрд рублей на перепродаже акций «Согаза». Деньги пошли на покупку телеканалов для «Национальной медиа группы» Алины Кабаевой

Генералы песчаных пляжей

Что может связывать Виктора Золотова, поставщика капусты для Росгвардии и красивых девушек с Сейшельскими островами

Двуликий Ян

Центр «Досье» нашел одного из самых разыскиваемых преступников — в Москве и под другим именем

From Munich to Moscow

The inside story of how fugitive Wirecard COO Jan Marsalek fled from a 2 billion euro corruption saga in Germany and wound up living under state protection in Russia

Дачные миллиарды

Элитные участки под Петербургом десятилетиями продаются за бесценок, покупатели — чиновники и бюджетники

Игра в одни заборы

Какую выгоду получит от миграционного кризиса Кремль и кому грозят санкции

Зачем Ян Марсалек был нужен ГРУ?

Один из самых разыскиваемых в мире мошенников был связан с ЧВК на Ближнем Востоке и в Африке, а также со спецслужбами нескольких стран — в том числе и России

Итоговый доклад Центра «Досье» об обстоятельствах убийства Орхана Джемаля, Александра Расторгуева и Кирилла Радченко в ЦАР 30 июля 2018 года

Итоговый доклад Центра «Досье» об обстоятельствах убийства Орхана Джемаля, Александра Расторгуева и Кирилла Радченко в ЦАР See English version Обновление от 25.10.2019  30 июля 2019