Право на справедливость

Адвокат Весельницкая раскрыла засекреченного свидетеля по делу об отмывании 230 млн долларов из российского бюджета

I

Как адвокат Весельницкая раскрыла засекреченного свидетеля по делу Prevezon

Пока в сенате США рассматривается вопрос импичмента президенту Дональду Трампу, Центр «Досье» совместно с изданием The Daily Beast выяснил новые подробности о вероятных нарушениях американского законодательства со стороны адвоката Наталии Весельницкой. В частности, электронные письма, оказавшиеся в распоряжении редакций, указывают на то, что Весельницкая могла участвовать в раскрытии личных данных ключевого свидетеля по делу Prevezon Holdings Николая Горохова, который позднее выпал из окна при загадочных обстоятельствах.

В сентябре 2013 года прокуратура Южного округа Нью-Йорка начала расследование деятельности Prevezon Holdings, подозревавшейся в отмывании денег, полученных в результате хищения 230 млн долларов из российского бюджета. Преступную схему раскрыл аудитор Сергей Магнитский, работавший с компанией Уильяма Браудера Hermitage Capital. В конце октября 2017 года стороны заключили мировое соглашение, ответчик Prevezon заплатил 5,9 млн долларов. Интересы Prevezon в деле представляла адвокат Наталия Весельницкая, которая присутствовала на встрече с представителями президентской кампании Трампа в 2016 году в Trump Tower в Нью-Йорке. В начале 2019 года Весельницкой было предъявлено обвинение в том, что она намеренно вводила в заблуждение американский суд, предоставляя ложные сведения о своих связях с российскими чиновниками. 

Электронные письма, оказавшиеся в распоряжении Центра «Досье», позволяют предположить, что воспрепятствование правосудию со стороны Весельницкой не ограничивалось исключительно сокрытием информации о связях с российскими чиновниками. Так, ею было нарушено распоряжение нью-йоркского суда о защите личных данных российского свидетеля Николая Горохова, представлявшего интересы матери Сергея Магнитского. Его показания были засекречены из-за угрозы его жизни в России.

Как следует из переписки, нанятый Весельницкой адвокат Марк Цимрот из компании Baker Hostetler выражал обеспокоенность из-за того, что она могла разглашать детали показаний Горохова [вопреки законодательному запрету]. Предположительно, Весельницкая передала свидетельства Горохова российскому режиссеру Андрею Некрасову, который в это время снимал фильм с критикой Акта Магнитского. 

Согласно электронному письму от 17 апреля 2016 года, Марк Цимрот написал Весельницкой: «[Некрасов] использовал часть показаний Горохова, и отдельно он сказал, что мы показали ему непубличную информацию… судебный приказ предписывает нам не разглашать показание и имя [Горохова]».

Андрей Некрасов в комментарии The Daily Beast заявил, что у него нет этих материалов: «Ни Марк, ни я не делали ничего противозаконного или просто неправильного с профессиональной или моральной точки зрения <…> Я не помню, чтобы кто-нибудь делился со мной конфиденциальными материалами по этому делу».

Прит Бхарара, который в то время работал прокурором Южного округа Нью-Йорка, был настолько обеспокоен безопасностью Горохова, что в октябре 2015 года направил судье запрос о дополнительных мерах по его защите. Он также сообщил суду, что «господин Горохов и его семья временно находятся в США из-за обоснованных опасений — им могут угрожать люди в России, пытающиеся помешать Горохову дать показания».

В марте 2017 года Горохов упал с пятого этажа из-за сорвавшейся лебедки. Несмотря на множественные травмы и перелом черепа, Горохов выжил. Он заявил, что его падение было неслучайным, но не смог вспомнить, что именно произошло.

Кристи Филлипс, бывший государственный прокурор США в Южном округе Нью-Йорка, которая занималась этим делом, заявила The Daily Beast, что считает совершенно неприемлемым то, что информация о Горохове получила огласку: «Официально правительство приняло чрезвычайные меры для его защиты. Мы могли защитить его только в том случае, если защита соблюдала бы постановление суда, в котором говорилось, что эта информация является строго конфиденциальной и не должна передаваться кому-либо <…> Беспристрастность нашей судебной системы зависит от адвокатов, выполняющих свои обязанности в качестве должностных лиц суда. Прежде всего, если суд издает приказ, юристы должны следовать ему и следить за тем, чтобы другие представители его стороны следовали ему. В этих письмах было много высококвалифицированных юристов, и все они явно нарушили решение суда второго округа. И это не были неопытные юристы, некоторые из них бывшие адвокаты Министерства юстиции <…> Мы говорим о деле, в котором свидетели погибали, а жизни и безопасности других свидетелей угрожали».

II

Рокировки Baker Hostetler

Согласно электронным письмам, попавшим в распоряжение «Досье», Наталия Весельницкая, предположительно, нарушила еще одно судебное предписание. В 2016 году американская юридическая фирма Baker Hostetler была дисквалифицирована Апелляционным судом Второго округа США. Такое решение было вынесено из-за конфликта интересов с бывшим клиентом компании. 

Как следует из переписки, Baker Hosteler продолжала действовать в качестве своего рода теневого адвоката Prevezon, что было явным нарушением судебного предписания.

В сентябре 2008 года, еще до того, как Сергей Магнитский был арестован в России, адвокат Джон Москоу из Baker Hostetler стал консультировать фонд Уильяма Браудера Hermitage Capital по вопросу привлечения к ответственности в США лиц, причастных к легализации похищенных 230 миллионов долларов. В декабре того же года он передал информацию о преступной схеме, раскрытой Магнитским, в Минюст США. Пять лет спустя, когда Южный округ Нью-Йорка подал иск против компании Prevezon по делу об отмывании денег, Джон Москоу стал представлять интересы последней.

Переход на другую сторону в судебном процессе прямо противоречит американскому законодательству. Адвокаты Уильяма Браудера подали жалобу, которая проходила через суды в течение следующих трех лет, пока Апелляционный суд второго округа США не отстранил Baker Hostetler от дела.

Тем не менее электронные письма адвокатов Baker Hostetler свидетельствуют о том, что юридическая фирма продолжала оказывать помощь Prevezon даже после дисквалификации адвоката Москоу. В ноябре 2016 года, сразу после того, как было вынесено решение по Москоу, Марк Цимрот из Baker Hostetler предложил Наталии Весельницкой альтернативного адвоката, которого она могла бы нанять для работы по делу Prevezon. В электронном письме, отправленном пять месяцев спустя, Цимрот указал, что Baker Hostetler все еще обсуждает дело «на регулярной основе» и в дальнейшем будет проводить командные встречи с новым адвокатом.

 Несмотря на то, что Baker Hostetler не была допущена к участию в деле, из переписки следует, что в мае 2017 года фирма помогала Весельницкой и Prevezon разработать проект соглашения с правительством США и выступила посредником в коммуникации с новым адвокатом, заменившим Джона Москоу Майком Хессом.

Помимо Хесса к команде Prevezon присоединилась адвокат Фэйт Гэй, работавшая на юридическую компанию Quinn Emanuel. Примечательно, что ранее, в 2014 году, Quinn Emanuel заменила Baker Hostetler в громком судебном процессе республиканцев из палаты представителей против Барака Обамы. 

Как следует из переписки, представляя интересы Prevezon, Фэйт Гэй продолжала сотрудничать с Baker Hostetler. Согласно электронному письму от 1 мая 2017 года, она уверяла Наталию Весельницкую и Мурата Глашева (переводчика, сопровождавшего Весельницкую на встрече в Trump Tower) в том, что она все еще тесно взаимодействует с Baker Hostetler: «Судья удалил Baker из дела. Мы стараемся общаться с ними, как можно более неформально».

III

Незарегистрированный лоббизм и опасные связи Весельницкой

Предполагаемое мошенничество Prevezon приобрело геополитическое значение после того, как раскрывший его адвокат Сергей Магнитский скончался в СИЗО «Матросская тишина». Закон Магнитского, названный в память об адвокате, был инициирован финансистом Уильямом Браудером и принят в конце 2012 года. 

Электронные письма, оказавшиеся в распоряжении Центра «Досье», раскрывают новые подробности попыток Наталии Весельницкой отменить Акт Магнитского, направленный на введение персональных санкций в отношение лиц, предоложительно, причастных к смерти адвоката, а также ответственных за нарушение прав человека в России.

В ответ на Закон Магнитского Владимир Путин запретил американцам усыновлять российских детей. По заявлению Весельницкой, именно для обсуждения так называемого «вопроса усыновления» в июне 2016 года она встречалась в Trump Tower с Джаредом Кушнером, Дональдом Трампом-младшим и Полом Манафортом, который на тот момент был председателем президентской кампании Трампа.

Отмена закона Магнитского была в то время одной из главных внешнеполитических задач Путина. Утечка электронных писем Весельницкой и ее американских юристов вызывает ряд вопросов относительно правомерности развернутой Кремлем лоббистской кампании по снятию санкций.

В соответствии с законом о регистрации иностранных агентов (FARA) для осуществления лоббистской деятельности в интересах иностранного заказчика необходима регистрация в Министерстве юстиции США. Baker Hostetler никогда не подавала подобную заявку в рамках работы на Наталию Весельницкую и Prevezon. Из электронных писем следует, что Baker Hostetler действительно давала стратегические рекомендации Наталии Весельницкой и ее клиенту Денису Кацыву, который владеет компанией Prevezon.

30 мая 2016 года адвокат Baker Hostetler Марк Цимрот отправил следующее письмо Весельницкой, чтобы подготовить ее к даче показаний в Конгрессе: «Вы хотите, чтобы мы подготовили ваше письменное заявление или хотя бы первый черновик? Мы также должны подготовить вас к вопросам». Слушание состоялось в июне 2016 года одновременно со встречей в Trump Tower. 

После этого Цимрот, как следует из переписки, сообщил, что один из его коллег написал черновик дополнительных свидетельских показаний Весельницкой для подачи в комитет Конгресса. В письме от 27 июля он написал, что лично внес некоторые изменения и может доставить документ в Конгресс от ее имени.

«Вы имеете дело с многочисленными свидетельствами, которые, по-видимому, предполагают регистрацию в FARA, — заявил Брендан Фишер, директор по федеральным реформам в Campaign Legal Center, некоммерческой организации, которая тщательно изучает финансирование и этику избирательных кампаний. — Эти электронные письма и документы, безусловно, вызывают серьезные вопросы относительного того, нарушил ли Цимрот и Baker Hostetler закон FARA, не зарегистрировавшись».

Еще одна часть лоббистских усилий Весельницкой, предположительно, включала в себя попытку сотрудничества с сенатором Джеффом Сешнсом. Сешнс стал первым республиканцем, который официально поддержал Трампа во время президентской гонки. После победы Трампа на выборах он был назначен генпрокурором США, однако через два года, в разгар расследования спецпрокурора Роберта Мюллера, Трамп отправил его в отставку. 

Из переписки Марка Цимрота следует, что Ринат Ахметшин — бывший советский офицер контрразведки, вашингтонский лоббист и один из участников встречи в Trump Tower — утверждал, что он нанял сенатора Сешнса для того, чтобы инициировать расследование относительно Закона Магнитского.

17 апреля 2016 года Цимрот сообщил Весельницкой о достигнутом прогрессе: «Ринат сказал нам, что сенатор Джефф Сешнс готов начать расследование того, как возник закон Магнитского».

После длительного отрицания каких-либо контактов с российскими официальными лицами в 2016 году Сешнс признал, что утаил свои встречи с российским послом. 

Его показания относительно того, обсуждал ли он выборы с Сергеем Кисляком, изменялись в течение прошедших с тех пор месяцев. Однако даже в октябре 2017 года — когда он предстал перед Судебным комитетом Сената и подтвердил свои встречи с Кисляком — он по-прежнему утверждал, что ни с кем не говорил о санкциях. «Я не думаю, что когда-либо обсуждал закон Магнитского», — заявил он под присягой. 

Адвокат Сешнса Чарльз Купер заявил The Daily Beast, что ни Сешнс, ни члены его аппарата в Сенате в 2016 году не помнят вопросы, обсуждавшиеся в письмах. Он добавил, что никто из них не помнит встречи с кем-либо из людей, упомянутых в электронной переписке. Купер также заверил, что Сешнс не проводил никаких расследований или слушаний по Закону Магнитского, соавтором которого он выступил в 2011 году. 

В 2016 году Марк Цимрот и Ринат Ахметшин помогли Наталии Весельницкой создать в США Фонд «Глобальная инициатива за ответственность в сфере прав человека» (HRAGIF). 

Как следует из переписки, в конце апреля 2016 года Baker Hostetler выставила HRAGIF счета за профессиональные услуги на сумму более 111 тысяч долларов, включая консультирование по вопросам, относящимся к санкционному списку Магнитского. Счета также включали многочисленные расходы за время, потраченное на обсуждение требований к регистрации FARA и составление свидетельства о создании HRAGIF.

В электронном письме от 14 июля 2016 года Цимрот написал Весельницкой следующее: «Наталия, я добавляю счет по HRAGIF и Prevezon, в него включены 5 месяцев времени Baker, которое по большей части было затрачено на поддержку усилий по связям с общественностью».

По мнению директора Campaign Legal Center Брендана Фишера, «целью создания этой некоммерческой организации было избежать регистрации в FARA, и они не первая юридическая фирма, которая пытается использовать эту тактику, чтобы избежать регистрации». Эксперт отметил, что к той же схеме, которую использовал Baker Hostetler, прибегал и Пол Манафорт — бенефициаром его лоббистской деятельности, на самом деле, была украинская политическая партия, а не фиктивная некоммерческая организация, использовавшаяся для прикрытия.

Как известно, Пол Манафорт был приговорен к семи с половиной годам лишения свободы по ряду обвинений, связанных с российским вмешательством во внутреннюю политику США. Вероятно, это весомый аргумент для Baker Hostetler к пересмотру взаимоотношений со своими российскими клиентами.  

Можете что-то добавить?

У вас есть документы или история, которых здесь не хватает? Пожалуйста, поделитесь ими с проектом. Вы можете безопасно связаться с редакцией и анонимно прислать материалы.

Другие материалы