Право на справедливость

23 октября 2002 года вооруженная группа боевиков во главе с Мовсаром Бараевым захватила 916 заложников в Театральном центре на Дубровке, где шел мюзикл «Норд-Ост». Террористы требовали прекратить военные действия и вывести из Чечни войска. В центре зала и на балконе боевики установили два металлических баллона, внутри каждого был 152-мм артиллерийский осколочно-фугасный снаряд, обложенный пластитом. Ни одного уполномоченного переговорщика со стороны властей за трое суток так и не появилось. Внутрь Театрального центра смогли попасть только отдельные общественные деятели, которые вывели оттуда часть заложников (некоторых женщин и детей).

Рано утром 26 октября сотрудники российских спецслужб погасили прожекторы и пустили через вентиляцию газ. Химический состав газа, примененного тогда на Дубровке, остается засекречен. Известно, что во время штурма на кого-то он подействовал усыпляюще, но некоторые террористы продолжали отстреливаться, поступали сообщения о взрывах. В ходе штурма все боевики, в том числе потерявшие сознание, были убиты. Во время штурма погибли 67 заложников, еще 58 человек скончались по дороге в больницу или уже в больнице.

По словам адвоката пострадавших Юрия Костанова, медиков долгое время не пропускали к вынесенным из Театрального центра заложникам. В материалах заведенного уголовного дела зафиксировали неоказание какой-либо медицинской помощи 73 из 125 погибших заложников.

Глава общественной организации «Норд-Ост» Татьяна Карпова вспоминает, что после штурма врачи требовали информации о газе, но получили отказ. Некоторые медики по симптомам догадались, что в составе газа присутствуют опиаты (позже ФСБ заявила, что на Дубровке применялась «спецрецептура на основе производных фентанила»), поэтому в качестве антидота в больницах использовали налоксон, применяемый при отравлении опиоидными наркотиками.

Фентанил, согласно справочнику Михаила Машковского «Лекарственные средства», относится к наркотическим анальгетикам. Также в справочнике указано: «При отсутствии условий для искусственной вентиляции легких использование фентанила недопустимо». Заключения медэкспертов, приобщенные к уголовному делу, отмечают «синдром внезапной смерти», «внезапную сердечную смерть», «синдром быстро наступившей смерти».

Тем не менее эксперты не находят прямой связи применения неизвестного газа и смерти заложников. Многие выжившие долго выздоравливали после этого газа, например, у москвички Татьяны Светловой парализовало левую половину тела. Истцы по делу «Норд-Оста» сообщали, что графа «причина смерти» в свидетельствах о смерти заложников не заполнена, что значительно осложняет получение компенсации в суде, а также снимает ответственность с применивших неизвестный газ при штурме.

Сведения о химическом составе газа не смогли получить депутаты Госдумы. Министерство здравоохранения оставило без ответа запрос парламентского комитета Госдумы по охране здоровья. Инициатору запроса Сергею Юшенкову министр здравоохранения Юрий Шевченко ответил следующим образом: «Министерство здравоохранения не вправе сообщать какие-либо сведения о свойствах газа, примененного во время проведения контртеррористической операции в Москве по освобождению заложников 26 октября, поскольку эти сведения относятся к государственной тайне». Неназванному ученому-химику, отвечавшему за применение таинственного газа во время штурма, присвоили звание Героя России.

1 декабря 2003 года «Новая газета» опубликовала кадры попавшей в редакцию видеозаписи. Кроме эвакуации заложников на запись попали люди в штатском с белыми повязками на рукаве, вынесшие человека в наручниках. Оттащив тело в сторону от входа в театральный центр, его бросают на асфальт. Люди с повязками подходят к нему, среди них женщина с предметом, похожим на пистолет, в руке. Она направляет его на лежащего мужчину. Фрагмент записи есть на YouTube, однако оригинальной звуковой дорожки нет, так что подтвердить или опровергнуть утверждение «Новой газеты», что слышен выстрел, нельзя.

После обращения редакции в Генпрокуратуру, видеозапись и публикацию приобщили к делу. Через полгода экспертиза дала заключение, что зафиксированный звук издало что-то за кадром, а на видеокассете факторов, сопровождающих выстрел, не имеется. Следствие заявило, что человеком в наручниках был заложник Геннадий Влах. Однако нет ни результатов вскрытия, ни заключения о смерти Влаха, так как вначале, по версии следствия, его приняли за одного из террористов. Влаха кремировали, его прах пропал, родственники похоронили на Химкинском кладбище пустую урну.

Читайте подробнее:

The New Times: Место преступления — Дубровка

The New Times: Газ без антидота

The New York Times: Hostage Drama in Moscow: The Scene

Вокруг Новостей: Боец группы «Альфа»: «Мы убивали их в упор — в висок»

Можете что-то добавить?

У вас есть документы или история, которых здесь не хватает? Пожалуйста, поделитесь ими с проектом. Вы можете безопасно связаться с редакцией и анонимно прислать материалы.

Другие материалы