Право на справедливость

Часть бизнес-интересов Вексельберга сосредоточена в химической промышленности. Контроль над одним из крупнейших российских производителей поливинилхлорида «Саянскхимпластом» он вместе с партнером Леонидом Блаватником получил в начале 2000-х. Информация об этом стала широко известна и официально подтвердилась лишь в 2003 году — после создания Единой торговой компании (ЕТК), собравшей в своих руках сбыт целого ряда российских химкомбинатов. Помимо «Саянскхимпласта» и ЕТК, структуры Вексельберга к 2004 году контролировали также стерлитамакский «Каустик».

В 2007 году ЗАО «Ренова Оргсинтез» купила контрольный пакет ОАО «Химпром» в Новочебоксарске (75% плюс одна акция) за $200–225 млн и сменила его гендиректора. К 2012 году доля «Реновы» выросла до 79,6% и у Вексельберг возник план полностью завладеть заводом. Для этого совет директоров решил провести допэмиссию 2,2 млрд акций по закрытой подписке и продать их по 1 рублю кипрскому офшору Veytalia Holdings Limited, чтобы размыть доли миноритариев и скупить их акции по цене в 3 копейки. Новые акции «Химпрома» предлагалось оплатить акциями ОАО «Перкарбонат» в неопределенном количестве. «Перкарбонат» располагался на территории «Химпрома» и был в собственности того же офшора Veytalia Holdings Limited. При этом 21 июня ФАС удовлетворила ходатайство, сделавшее ЗАО «Ренова Оргсинтез» Виктора Вексельберга исполнительным органом «Перкарбоната». Это же ЗАО управляет и «Химпромом». При том что за год до этого правительство Москвы продало 50,2% «Перкарбоната» за 180 млн рублей, его полная стоимость никак не может быть больше 2 млрд.

Миноритарии подали в суд, который приостановил допэмиссию. Тем не менее уже к 2014 году другой кипрский офшор Etingale Management (входит в ЗАО «Группа Оргсинтез») увеличил свою долю в уставном капитале «Химпрома» до 96,18% акций. Примечательно, что Арбитражные суды Чувашии неоднократно отказывались признавать Виктора Вексельберга или его офшоры Uvine Limited, Alanze Limited, Verord Limited аффилированными лицами с ОАО «Химпром». Это позволяло Вексельбергу беспрепятственно выводить деньги предприятия в свой фонд. Например, в 2013 году чувашский «Химпром» пожертвовал фонду «Ренова» 130 млн рублей, а Арбитражный суд Чувашии отклонил иск миноритарного акционера Владимира Арсентьева по этому делу.

Весной 2005 года под руководством Николая Левицкого Synttech Group, находившаяся под контролем «Реновы» Виктора Вексельберга, приобрела у двух банков 7,5% «Тольяттиазота». Гендиректор Владимир Махлай не собирался помогать Вексельбергу наращивать долю в компании. Неделю спустя после собрания акционеров на предприятие прибыли следователи МВД с ордером и изъяли документы. На управляющего заводом Макарова и директора Махлая завели уголовные дела о неуплате ТоАЗом налогов за 2002–2004 годы и нарушениях при приватизации трубопровода. Милиция отреагировала на депутатский запрос парламентария от Краснодарского края, которого попросил об этом губернатор Ткачев. По мнению проводившего собственное расследование депутата Анатолия Иванова, губернатор мог действовать в интересах «Реновы». Позднее было возбуждено дело о недоплате налогов за 2005 год. В августе 2005 Махлай уехал в Швейцарию, а оттуда — в Лондон.

В 2006 году «Ренова», уже имевшая 50% + 1 акцию в ОАО «Ленинградсланец», начала наращивать свою долю в крупнейшем предприятии по добыче горючего сланца в России. В том же году правительство Ленобласти собиралось с аукциона продать 20% предприятия при стартовой цене 21 млн рублей, но передумало. К 2007 году, приобретая акции у топ-менеджеров предприятия через офшоры, «Ренова» завладела 81% «Ленинградсланца». Также структуры Вексельберга купили 33% завода «Сланцы». Компания намеревалась построить на их базе перерабатывающее производство мощностью 2,5 млн т и стоимостью $120 млн. Но сначала «Ренова» хотела получить антиблокирующий пакет «Сланцев», для этого надо было купить 41,7% акций, но они оставались в госсобственности.

Росимущество 7 раз пыталось продать акции с торгов, но «Ренова» хотела сбить цену в три раза с 300 млн до 100 млн рублей. В результате инвестиций предприятия не получили. В 2010 году Петербургская сбытовая компания подала иск о банкротстве ОАО «Ленинградсланец», завод задолжал ей с марта 2007 по сентябрь 2010 года 234 млн рублей за электричество. Всего же при годовом обороте в 100 млн предприятие долговое обязательство в размере около 2,5 млрд рублей. В 2013 году имущество завода распродали, а все шахты затопили.

Еще жестче «Ренова» действовала в Самарской области в ходе борьбы за активы бывшего Самарского завода синтетического спирта «Этанол». В 2001 году завод контролировали два юрлица с разными владельцами: ЗАО «Нефтехимия» и ООО «Самараоргсинтез». Первому принадлежали некоторые производственные мощности (не слишком рентабельные: производство синетического этанола, которого на рынке с избытком) и вся инфраструктура завода. «Самараоргсинтез» имел два цеха по производству ацетона и фенола, пользующегося огромным спросом в мебельном производстве. Доля компании на рынке составляла 20%.

В 2006 году «Ренова» приобрела нерентабельную «Нефтехимию», имевшую в своем распоряжении коммунальную инфраструктуру, подъездные железнодорожные пути и хранилища готовой продукции. Затем компания стала повышать тарифы на свои услуги для «Самараоргсинеза», что уже осенью привело к периодическим остановкам производства фенола. В августе Самарское областное УФАС предписало «Нефтехимии» заключить с «Самараоргсинтезом» договоры, но компания этого не сделала. УФАС оштрафовало ЗАО «Нефтехимия» на 1,1 млн рублей. Компания обратилась в Арбитражный суд Самарской области, который в апреле 2007 года отменил постановление УФАС, обязывавшее заключить договор с «Самараоргсинтезом». Тем не менее у СОС получилось дать отпор «Ренове» в судах, хоть предприятие и работало следующие три года в убыток. В итоге после кризиса 2008 года в начале 10-х «Ренова» продала «Нефтехимию» Игорю Солгаеву.

Те предприятия, которыми нельзя было завладеть целиком, тоже находили применение в руках Вексельберга. Так, по закону не могут быть полностью приватизированы стратегические предприятия, одним из которых являлось Волгоградское открытое акционерное общество «Химпром» (ВОАО «Химпром»). Его печальная судьба заслуживает особого внимания. Предприятие производило широкий спектр продукции — от материалов технического назначения (полимеров) до товаров народного потребления (дезинфицирующих и моющих средств). К 2006 году ЗАО «Ренова Оргсинтез» принадлежало 34% ВОАО «Химпром», что давало «Ренове» возможность вводить в совет директоров своих людей. К этому времени уже контролировал сбыт в Волгоградской области, чем и пользовалась его команда для откачки прибыли базового предприятия на основе трансфертного ценообразования.

Использовавшаяся схема выглядит следующим образом: продукция реализуется по ценам, значительно ниже рыночных, фирмам, зарегистрированным в офшорах. Затем эти фирмы продают товар уже по рыночным ценам, получая сверхприбыли. Разумеется, волгоградский «Химпром» нес из-за этого убытки. Только за 2006 год завод потерял 140 млн рублей. Миноритарные акционеры пытались судиться с генеральным директором Станиславом Лосевым и даже предоставляли в суде копии договоров поставки продукции «Химпрома» с фирмами ООО «Технокомп» и ООО «Промхимия».

Указанные компании аффилированы с холдингом «Ренова Оргсинтез» —  гендиректор ООО «Промхимия» Тихомиров в то же время является  руководителем ООО «Технокомп» и заместителем генерального директора холдинга «Ренова Оргсинтез». Однако Арбитражный суд Волгоградской области спустя три месяца прекратил производство по этому иску. К 2009 году долги ВОАО «Химпром» выросли до 756,8 млн рублей. Несмотря на то, что сумма не была значительной, собственники (51% акций к тому моменту принадлежал государственным «Ростехнологиям», ныне «Ростех», 34% — «Ренове») справится с долгами не помогли. На заводе применили процедуру наблюдения по просьбе одного из кредиторов, в 2012 году «Химпром» признали банкротом. В сентябре 2014 года на завод прекратилась подача газа из-за долгов. По инициативе кредиторов производство на «Химпроме» полностью прекратилось. По итогам года убыток завода достиг 2,9 млрд рублей. В начале 2015-го на ликвидируемом заводе начали увольнять сотрудников — на улице оказалось порядка четырех тысяч его сотрудников. Пока банкротили «Химпром», конкурсные управляющие неоднократно сменялись, некоторые из них вызывали неподдельный интерес  правоохранительных ведомств. В 2015 году «Ростех» решил ликвидировать ВОАО «Химпром».

 Читайте подробнее:

Российские вести: Мимо кассы

Хронограф: Взять измором

Новая газета: Проклюнулись яйца Вексельберга…

Известия: Миноритарии «Химпрома» обвиняют Вексельберга в рейдерстве

Forbes: Дело с запахом аммиака: как «красный директор» «Тольяттиазота» потерял контроль над предприятием

Forbes: Отнять и распилить: менеджеров «Россетей» обвинили в попытке уничтожить завод «Ростеха»

Можете что-то добавить?

У вас есть документы или история, которых здесь не хватает? Пожалуйста, поделитесь ими с проектом. Вы можете безопасно связаться с редакцией и анонимно прислать материалы.

Другие материалы